home
about the project
Medical news
For authors
Licensed books on medicine
<< Previous Next >>

THEORY AND HISTORY OF THE PROBLEM OF MEANING OF LIFE AND ACME

Chudnovsky B.E. (Moscow)

The problem of the optimal meaning of life *

In psychosocial literature, the meaning of life is usually characterized as a phenomenon that ensures a normal and productive life of a person, the loss of which can have tragic consequences. K. Obukhovsky notes: “Just as the property of a bird is the need to fly, so the property of an adult is the need to find the meaning of his life” (1972, p. 183). B.S. Brother (1988) writes about the meaning of life as an urgent need, which is based on the fundamental contradiction between the limitedness, mortality of individual being, and the universality of the generic nature of man. V. Frankl (1990) talks about a group of students who made (fortunately, unsuccessful) suicide attempts: most of them lived in good material and family conditions, had no problems communicating with others, and studied successfully. But 85% of the representatives of this group have lost the meaning of life. To find and find the meaning of life is as if the greatest and highest value, an indispensable condition for human happiness. But this search is complicated, and its results are far from always successful. First of all, because it is difficult to find meaning among the many manifestations of the nonsense of life. How often a person asks himself: does life really make sense? Or: is not life simply nonsense, a meaningless, worthless process of natural birth, flowering, maturation and death of a person like any other organic being? Does the name of life deserve this senseless alternation of births and deaths, this monotonous change of generations? Subsequent reflections lead to even more fundamental questions: what is the meaning of the existence of all life on Earth? What is the meaning of the existence of the Earth, the solar system, the galaxy? And finally: what is the meaning of everything?

The religious concept of the meaning of life is becoming more widespread: the latter lies in the existence of a divine immortal soul, in saving a person by turning him to God, and approaching him. This is a big problem with a long history, requiring special discussion. Here I confine myself to pointing out a question that is at first glance naive, but in fact touching upon the very essence of this concept: if the meaning of a person’s life, his salvation is in turning to God, in approaching him, then why is so much blood shed on Earth in religious wars? Why starting from the "holy" inquisition and

until now, so many people have been deprived of life in the name of God? How to explain now the already proven fact that suicide bombers are overwhelmingly religious people who know the Koran well and are convinced that by depriving the lives of infidels (professing a different religion) they will do a charitable deed? Finally, why cannot church hierarchs, even those belonging to the same Christian religion, agree among themselves? After all, these are people who have dedicated themselves to serving God, who have made this the meaning of their lives?

The answer seems to be simple and banal: they are people too and nothing human is alien to them. In fact of the matter! And the problem is to find the answer to the question: why does the appeal to the Supreme among different people have a different focus and different results? Why does one, turning to God, become a real ascetic, reach the highest heights of spiritual development? Why does another remember the Almighty only when the situation is complicated, aggravated and immediate help is needed? Why does the third one turn to his deity for permission for a bloody terrorist act, as a result of which people, including children, die only because they profess a different religion?

Probably, the answer to these questions is impossible without further serious progress in the study of the mental warehouse of a person’s personality.

Apparently, the answer to the question "what is the meaning of everything?" humanity will always seek. But in this case, I digress from the "universal" problems of the meaning of life and limit myself to considering it as a psychological phenomenon, the essence of which is the reflection in the mind of the subject of the features of the hierarchy of goals of his life and activity, which have become a vital value of extremely high order for him. How to help a person find the meaning of life in strictly defined conditions of his existence?

A man is a resident of the Earth, the ordinary planet of the Solar system, and this imposes certain restrictions on his life: the laws of motion of celestial bodies, cosmic rays, solar activity, volcanic eruptions, earthquakes, floods, hurricanes, etc. etc. - all this somehow affects his fate. And you need to find the meaning of human life in the framework of this "cosmic" existence.

Nature created man as a biological being whose life is limited by time. And there is nothing you can do about it, although you can create the conditions under which it lengthens or shortens. Human life has its own age stages: childhood, youth, youth, maturity, old age. Biological and psychophysiological factors determine the uniqueness of manifestations of the meaning of life at each stage, and you need to understand, "read" this originality.

As already noted, it is generally accepted that the presence of the meaning of life, the desire to find it, is undoubtedly of positive significance for the formation of personality. However, one of the main characteristics of this psychological education is its ambiguity: the “double dialectics” of life, the correlation, the combination of “positive” and “negative”, “plus and minus” are inherent in this phenomenon. A paradoxical fact: having lost the meaning of existence, a person can take his own life, but, on the other hand, he sacrifices his life for the realization of a certain meaning of life (another thing - in the name of which the sacrifice is made).

The analysis shows that the meaning of life is not just a specific idea, goal, conviction. This is a special mental education that has its own content and structure. Let us turn in this connection to the etymology of the concept of “meaning”. When using it, they mean two meanings: 1) the essence, most importantly, the main thing in this subject, phenomenon; 2) the personal significance for a person of this essence, this main, basic. The phenomenon of the meaning of life includes both aspects of this concept. Thus, the etymology itself indicates the existence of a hierarchy: the essence, the main thing, dominates the non-main, secondary. But the definition of life-meaning “dominant” is only one aspect of the process of finding the meaning of life. It is very important to establish how much this dominant is “productive”, to what extent it contributes to the positive development of the individual. In this regard, it is advisable to keep in mind the adequacy of the meaning of life as one of its main characteristics. We have identified two signs of the adequacy of the meaning of life:

The “realism” of the meaning of life, that is, the correspondence of the meaning of life, on the one hand, to the present, objective conditions necessary for its realization, and on the other, to individual human capabilities.

The “constructiveness” of the meaning of life is a characteristic that reflects the degree of its positive (or negative) influence on the process of becoming a person and the success of human activity.

Since (now this already seems to be an indisputable fact) the person’s lifelong orientations are not limited to one, albeit a very important idea, life goal, but are a structural hierarchy of “large” and “small” meanings, we have identified and characterized various types of structural hierarchies of the meaning of life varying in level of adequacy (Chudnovsky, 1999). As the factual material accumulated on this problem1, it became reasonable and expedient to single out one more

1 We note here two successfully defended dissertations - T.V. Maximova “Meaningful life orientations as a factor in the formation of an individual style of pedagogical activity” and EA By Maximova “The Meaning of Life as a Factor in Pedagogical Creativity”, as well as E.V. Martynova, “The Role of Life-Orientation Orientations in the Professional Training of Pedagogical University Students,” E.V. Kiseleva “The psychological structure of the meaning of life-orientation of a teacher”, L.I. Sutor-characterization of the meaning of life and introduce the concept of "optimal meaning of life." The fact is that in the concept of “adequacy of the meaning of life”, combining its “realism” and “constructiveness”, the main thing is the sign of the correspondence of the meaning of life to external and internal factors. But a person often does not act within the framework of the usual “correspondence” - he realizes his capabilities to the maximum, achieving high results both in specific activities and in revealing his own personality. In the literature, this fact is described as a contrast between the “everyday” and “higher” selves. Accustomed to acting at the level of the everyday, “everyday” selves, it largely leaves the psychological potential of my own personality undisclosed (Bodalev, 1997). The optimal meaning of life can be characterized as a harmonious structure of meaning-life orientations, which substantially determines high success in various fields of activity, the maximum disclosure of a person’s abilities and personality, his emotional comfort, manifested in the experience of a full life and satisfaction with it. Consider some of the "components" of this phenomenon.

The “situational” aspect of the optimal meaning of life. The optimal meaning of life, being a dynamic structural hierarchy, can significantly change under the influence of a situation, certain conditions. Life is complicated and sometimes brings surprises, not always pleasant. A serious illness, loss of a loved one, a sharp change in social status significantly change the conditions of existence. How, in this situation, “not to drop yourself,” not to lose the “core” that made life meaningful? During the Great Patriotic War, they talked about a lieutenant who, in the terrible conditions of the trench life, wore a white collar in a tunic. And this was not a whim of the dandy, originality, the desire to stand out. The white-collar worker was one of the “tools” that helped to preserve one's dignity, self-esteem, and to keep oneself in constant mobilization readiness - and to some extent it was a challenge to fate: an inhumanly difficult situation, a constant, daily and minute-to-minute duel with death will not force me break down. I am the same as I was yesterday and what I will be tomorrow. The phenomenon of "white collar" was a manifestation of the optimal meaning of life

Social cataclysms, a sharp change in habitual stereotypes can significantly affect the nature of a person’s life orientation. The recent fundamental social changes in our society have caused a psychological shock for many: the meaning of life has “broken”. It turned out that for many decades, many people gave their strength, energy, life itself for the sake of a ghostly, “decorative”, unattainable goal. Life made it necessary to revise the prevailing views and beliefs, to develop their attitude to the new social situation. Under these conditions, the “inertia” of the meaning of life is often manifested: the latter, we believe, contributes to the emergence of relative independence from circumstances, however, in this case there is excessive “emancipation from them”, separation from reality. A person becomes a slave to an outdated idea and a life goal based on it. And the tragedy is not only that the idea becomes obsolete. Even more tragic is the desire to "protect" the departed by all means, to revive it by all means, to make the return of the past the meaning of his life

The age aspect of the optimal meaning of life. Currently, there are a number of publications that address the age-related aspect of the meaning of life, including the most interesting work by G.A. Weiser (1998) published by the Psychological Journal, which sets out the results of an experimental study of the features of the formation of the meaning of life in adolescence and old age. The author received evidence that the periods of growing up and old age in modern conditions are characterized by a “double crisis” - age and social, which interact and seem to overlap one another. In this post, we are interested in the age aspect of precisely the optimal meaning of life. It can be assumed that each age period makes a kind of “contribution” to the process of finding and establishing the optimal meaning of life. Of course, childhood is not the time of his active search, nevertheless, this is the period of intensive preparation of the “psychological soil”, on which it then develops. In the works of N.S. Leites (1997) at one time was convincingly shown that the early development of a child’s abilities can to some extent predetermine his entire future life, the formation and implementation of his most important life goal (Diagnostic Method, 1997). Even more important for the development of such a goal is the early assimilation of morality. Of course, such assimilation can occur not only with a "positive", but also with a "negative" sign.

Adolescence is the time when, as it were, the “abolition” of previous values ​​and aspirations takes place and the platform is “leveled” for the future “meaning-building”; the time when paradoxically opposite meanings coexist, the time of the “conglomerate” of meanings that have not yet become a stable hierarchy and, at the same time, substantially determine the nature of further “meaning-building”.

Youth is a period of an active search for precisely the optimal meaning of life, which is complicated by one paradoxical circumstance: the choice of the main line of life falls on the time when a person still does not have enough life experience and knowledge, and the educational process at school and university does not prepare a young man for the crucial step - choosing the “main line” of your life. A survey of T.V. Maksimova (2001) among young teachers showed that more than half of them had not previously thought about the meaning of their own lives. This is also evidenced by the fact that, according to special studies, a significant number of pedagogical students do not plan to work in their specialty after graduation. That is, there is a dissonance between the life-meaning orientations of students and the orientation of their professional training. Similar facts hold in universities of a different profile.

Maturity is a period of stabilization of a person, a period when significant life experience has already been accumulated and, at the same time, a rather distant life perspective is preserved. However, the nature of such stabilization is substantially determined by the peculiarity of the formation of life-meaning orientations at previous age stages. In some cases, the period of maturity can be a time of “breaking” meaning-oriented orientation and the search for a new life meaning.

In this regard, we can distinguish various types of changes in the meaning-life orientation throughout a person’s life:

- evolutionary, gradual changes, partially affecting the structure of the meaning-life hierarchy, but not violating its foundations, the main component of the hierarchy. At the same time, the “main line” of life changes, but does not disappear;

- evolutionary changes, gradually leading to a qualitative transformation of the structural hierarchy of the meaning of life;

- revolutionary changes, sharp turns in human life, leading to the “breaking” of the previous structural hierarchy, which has two consequences:

a) the creation of a hierarchical structure of a new type and the emergence of a new "main line" of life;

b) the disappearance of the hierarchical structure of the meaning of life, its replacement with a “conglomerate” of meanings (Chudnovshy, 1999).

Apparently, one of the conditions for the establishment of the optimal meaning of life is the presence of a “through line of life", in one form or another, passing through all age stages, changing in the details, secondary links of the structural hierarchy and not affecting its foundation. At the same time, the relativity of this condition should be emphasized. The “through line" of life can also contain destructive tendencies, which ultimately lead to the realization of the inadequacy of the meaning of life and the loss of a life perspective.

Old age. I will dwell in more detail on this period for two reasons. Firstly, because I myself am at this age stage, and this makes it possible to use the results of “self-examination”. Secondly, because old age is a very special period in a person’s life. It can be argued that each age has its own unique features. Yes, but old age has its own unique features that are not characteristic of all previous ages.

First of all, this is the period when the processes of involution become pronounced and begin to prevail in human life and activity.

This is associated with significant changes in the human mental life, in particular, changes in his self-esteem, mainly in the direction of its decline. Unlike all other ages, which are characterized by a development trend, when a person gains more than he loses, in old age losses become predominant. Человек фиксирует в своем сознании, что сегодня он уже не может сделать то, что делал вчера, и резонно полагает, что завтра эта тенденция продол-жит свою разрушительную работу.

Для старости характерен все более суживающийся круг общения. Уходят близкие, родные, друзья, коллеги. Для научного работника особое значение имеет уход крупных ученых-исследователей, труды которых и непосредственное общение с которыми составляли существенную часть его собственной жизни и способствовали становлению его смысложизненных ориентации. При этом каждое такое печальное событие - не просто потеря, но и напоминание о приближающемся финале жизни.

Разумеется, характерным признаком старости является ожидание такого финала. Конечно, оно имеет место и в других возрастах. Даже маленький ребенок интуитивно в какой-то мере осознает этот факт, хотя, будучи не в состоянии понять и осмыслить его, старается как бы отодвинуть его на «край сознания», сосредоточившись на более оптимистическом отношении к жизни, своей и своих близких: «Пусть всегда будет солнце! Пусть всегда будет мама! Пусть всегда буду Я!»

С возрастом мысль о конечности человеческой жизни все более оформляется. Подкрепляясь множеством жизненных впечатлений, она проходит красной нитью через все возрастные этапы. Впрочем, одновременно развивается и возникшая еще в детстве способность отвлекаться от этого факта, запрятывать его в глубины своего сознания, прикрывая массой дел и забот, печалей и радостей. И только в старости мысль о конечности жизни как бы встает во весь рост, становится актуальнейшим вопросом «текущей» повестки дня. С.Л. Рубинштейн (1973, с. 354-355), раскрывая диалектику жизни и смерти, писал: «В силу смерти жизнь есть нечто, в чем с известного момента ничего нельзя изменить. Смерть превращает жизнь в нечто внешне завершенное и ставит, таким образом, вопрос о ее внутренней содержательности. Жизнь человека в силу факта смерти пре-вращается в нечто, чему подводится итог». Но для человека важен не только факт наличия смерти, но и ожидание ее, осознание ее неотвратимости, неизбежности приближающегося конца. Это побуждает человека подвести итог собственной жизни. С этой точки зрения в данном возрастном периоде возникает наиболее благоприятная психологическая почва для проявления такого качества смысложизненных ориентации, как осмысленность жизни.

Вместе с тем, в старости обычно происходят негативные изменения в «смыслостроительстве»: ухудшающееся здоровье, ослабление ряда психических функций, «укорочение», а то и исчезновение жизненной перспективы имеют своим следствием распад структуры смысложизненных ориентации на ряд отдельных, ограниченных и приземленных жизненных смыслов. Возникает нечто подобное «конгломерату» смыслов, характерному для подростка.

Если говорить об оптимальном смысле жизни в этот период, то он может быть выражен краткой формулой: «Отступать медленно, организованно, с боями». Да, старость - отступление. Но отступать можно по-разному. Это может быть паническое бегство, которое лишь ускоряет разрушительные процессы, или медленное отступление опытного полководца на театре военных действий: да, ситуация чрезвычайно сложна, «противник» наступает по всему фронту, то в одном, то в другом месте возникают «прорывы», куда нужно бросить «резервы», которых все меньше. И может быть, оптимальный смысл жизни в этих условиях - разумно организовать сопротивление негативным обстоятельствам, не только отстаивать «каждую пядь земли», но и время от времени переходить в контратаки. Нужна «перегруппировка сил», психологическая перестройка, выработка нового отношения к окружающему и к собственной личности.

Такая перестройка включает в себя не только учет негативных факторов, присущих данному периоду, но и «настройку» на его позитивные возможности: возможность «целостного» отношения к собственной жизни с высоты накопленного опыта и знаний и вследствие этого восприятие конкретных обстоятельств, успехов и неудач в свете такого целостного отношения к жизни; качественные изменения в переживании успехов, которые все в большей мере становятся результатом победы над собой, а значит, результатом самосозидания; возможности по-новому воспринимать жизнь именно потому, что приближается ее финал: как в детском возрасте свежесть и острота восприятия обусловлены тем, что ребенок только знакомится с миром, так в старости своеобразие и содержательность восприятия мира обусловлены приближением расставания с ним.

К сожалению, в старости более остро воспринимаются и неудачи.
И в этой связи становятся особенно актуальными тщательность и продуманность действий, воспитание «мобилизационной готовности» к неожиданным сюрпризам жизни. Феномен «белого воротничка» чрезвычайно актуален в данных обстоятельствах: стремление соответствовать максимально возможному в данных условиях уровню жизнедеятельности, быть в согласии с самим собой, как можно дольше не снижать требований к себе, - пожалуй, это и есть основная составляющая оптимального смысла жизни в данный период.

Психологической перестройке в этом возрасте может способствовать и качественное изменение жизненной перспективы. Выскажу парадоксальную мысль: жизненная перспектива на склоне лет увеличивается. Прежде она была крепко привязана к настоящей, сегодняшней действительности - к наличным социальным и иным обстоятельствам, к собственным возможностям, наконец, - к состоянию здоровья. Выйдя на финишную прямую жизни, мы уже не можем видеть себя в будущем (за исключением ближайшего завтра). Однако «опережающее отражение», обращенность в будущее - слишком значимое свойство че-ловеческой природы. И вот происходит метаморфоза, изменение качества жизненной перспективы. Жизнь человека в будущем все больше замещается тем, что связано с ним, но уже не является им самим -дети, внуки, правнуки, ученики, последователи, дело, которое, воз-можно, будет продолжаться. Это его опора. Сюда постепенно «перетекает» смысл жизни. Подготовка к старости, отношение к ней как к периоду, который важен не только сам по себе, но который «венчает» жизненное пространство личности - значимая составляющая структурной иерархии оптимального смысла жизни человека.

Оптимальный смысл жизни и проблема инвалидности. Как ясно из сказанного, каждый возрастной период характеризуется не только особыми возможностями, но и «ограничительными рамками», которые в той или иной мере накладывают свой отпечаток на ход «смыслостроительства» и обусловливают своеобразие становления оптимального смысла жизни. Еще более отчетливо этот факт выступает в проблеме инвалидности. «Я всегда самоопределялся как личность вопреки своему “врагу” - слепоглухоте, - пишет А.В. Суворов (подчеркнуто мной. - Б.Ч.). - И если в какой бы то ни было степени удалось добиться духовной и душевной “зрячеслышести”, духовной и душевной нормальности - оставаясь, разумеется, физически слепоглухим, - то это результат именно учета слепоглухоты. Враждебно-пристального постоянного ее исследования, а никак не игнорирования, не попыток “за-быть” о ней» (Суворов, 2001, с. 134). В этих размышлениях отчетливо выступает проблема соотношения двух феноменов дефекта и личности, соотношения сложного и неоднозначного. В работах, описывающих пациентов, страдающих логоневрозом (Некрасова, 1997; Карпова, 1997), была хорошо показана негативная сторона такого взаимодействия: нарушенная речь при логоневрозе - лишь «верхушка айсберга». Тяжесть дефекта не только, а во многих случаях - не столько в нем самом, сколько в том, что он своими корнями «прорастает» в личность, изменяя, деформируя ее. Дефект и деформированная им личность «соединенными усилиями» усугубляют картину болезни и обусловливают трудности ее лечения.

В указанных работах фактически была создана модель личностного подхода к проблеме социореабилитации и устранения дефекта. Суть этого подхода в том, чтобы разрушить «негативный тандем», компоненты которого усиливают друг друга, отягощая картину болезни, и заменить его «позитивным тандемом», в котором личность становится союзником психотерапевта, во многом определяя эффективность процесса социореабилитации.

Тактика создания такой модели включала в себя три этапа: 1) отказ от «портрета болезни», который возникает у пациента и представляет собой навязчивую рефлексию по поводу дефекта; 2) замена «портрета болезни» «портретом неповторимости», то есть создание представления о своеобразии и богатстве индивидуальности каждого пациента, его безусловной самоценности - таким образом, создаются условия для раскрытия его индивидуальности; 3) возникновение на этой основе «портрета здоровья», который становится личностно принятой целью процесса лечения и способствует превращению его в сотворчество пациента и психотерапевта. Таким образом, создаются условия для переосмысления пациентом своих личностных проблем и подготовки «психологической почвы» для нового смысла жизни. Фактически главная особенность данного подхода - в максимальном раскрытии индивидуальности человека и ориентации его не просто на новый смысл, а на становление именно оптимально возможного в данных условиях смысла жизни.

Показательна цель, которую ставит психотерапевт перед пациентом: «Ты можешь и должен стать оратором». Заметим: не просто устранить дефект, не просто приобрести нормальную, свободную речь, но максимально реализовать свои возможности и выйти на уровень, существенно превосходящий «норму».

Этот принцип отчетливо выступает в трудах и в жизни А.В. Suvorov. И дело не только в том, что он, находясь в экстремальной ситуации слепоглухоты, стал доктором, профессором, членом ряда академий, и даже не только в том, что он написал много прекрасных книг. Главное, что он достиг высочайшего уровня развития личности, и прежде всего потому, что видел смысл своего существования в максимально полноценной жизни, несмотря на тяжелую инвалидность: «Что поделать, если я с детства не вижу и не слышу, или не могу ходить, или у меня порок сердца или еще что. Так уж вышло, с этим жить. И жить не абы как, не прозябать, а именно жить, максимально полноценно с учетом вот этой экстремальной ситуации - той или иной инвалидности» (Суворов, 2001, с. 170).

Благодаря такому отношению к собственной жизни он смог достичь высшего уровня социореабилитации, на котором происходит не только нейтрализация, компенсация дефекта, но сам дефект становится «союзником» человека, начинает служить ему. Так ситуация слепоглухоты становится фактором, способствующим глубокой концентрации внимания в исследовательской деятельности и в области самоисследования, в организации того «уединенного труда души», без которого, как подчеркивает автор, не может быть творчества и самосозидания (там же, с. 162-170).

Личностный подход к дефекту является ключом к решению проблемы инвалидности, а концентрированным выражением такого под-хода является построение оптимального в данных условиях смысла жизни.

Оптимальный смысл жизни и профессиональная деятельность. Профессиональная деятельность - одна из наиболее значимых ценностей человека - является существенным компонентом структуры его смысложизненных ориентации. Достаточно упомянуть о том, что окончание профессиональной деятельности и уход на пенсию во многих случаях переживаются как личная трагедия, связанная с потерей смысла жизни, что имеет далеко идущие последствия: есть целый ряд данных о том, что окончание профессиональной деятельности человека приближает конец и его физического существования. Вместе с тем, как показывают экспериментальные исследования (Максимова, 2001), профессиональная деятельность может занимать разное место в структуре смысложизненных ориентации. Она может быть ее ведущим компонентом и составлять главный смысл существования; в других случаях профессиональная деятельность, не являясь главным смыслом жизни, вместе с тем может быть достаточно «весомым» компонентом его структурной иерархии; наконец, профессиональная деятельность может быть «периферическим» ее компонентом. В упомянутом исследовании было показано, что существует связь между указанной градацией и особенностями проявления индивидуальности человека. Вот строки из сочинения молодой учительницы: «Чтобы добиться успеха в профессиональной деятельности, нужно найти в ней нечто, близкое своей индивидуальности». Действительно, как показали результаты монографического изучения отдельных учителей, в тех случаях, когда профессиональная деятельность занимает значимое место в структуре смысложизненных ориентации, происходит как бы сближение, соединение требований профессии и проявлений индивидуальности. Последняя «раскрывается» навстречу профессии и ее требованиям; с другой стороны, про-фессиональная деятельность, вбирая в себя неповторимые индивидуальные черты профессионала, выходит на более высокий уровень мастерства. Профессия и индивидуальность как бы сливаются в одно целое. (Из интервью с известным актером А. Джигарханяном: «Я занимаюсь любимым делом, а мне за это еще и деньги платят».) По-видимому, эта взаимообусловленность, взаимодополнение профессиональной деятельности и индивидуальности - значимый фактор становления оптимального смысла жизни.

Если профессиональная деятельность занимает периферическое место в структуре смысложизненных ориентации, нередко возникает диссонанс между требованиями профессии и проявлениями индивидуальности. Последняя не справляется с требованиями профессии, либо их реализация сопровождается чрезмерным напряжением сил и так называемым эмоциональным выгоранием.

Следует отметить наличие связи между оптимальным смыслом жизни и творческим отношением к профессиональной деятельности. В проведенном под нашим руководством исследовании Е.А. Максимовой (изучалась роль смысложизненных ориентации в педагогическом творчестве) было установлено, что группа творчески работающих учителей имеет существенно лучшие показатели осмысленности жизни по тесту Д.А. Леонтьева (1992). С повышением уровня педагогического творчества повышается и «статус» педагогической профессии в структуре смысложизненных ориентации учителя, а в своих высших проявлениях профессиональное творчество становится ведущим компонентом смысложизненных ориентации (Максимова, 2001). Были разработаны экспериментальные модели «творческого» и «нетворческого» учителя, выступающие как определенная совокупность свойств, отражающих особенности его смысложизненных ориентации, профессиональных качеств и эмоционального состояния. Учителя-«творцы» поиному воспринимают и осмысливают «пространство» собственной жизни, на-стоящей, прошлой и будущей. «Желаемый» возраст для них соответствует настоящему (в то время как представители других групп боятся или стесняются своего возраста, им хотелось бы быть моложе); они получают удовлетворение от самого процесса жизни и ценят каждый ее этап. В отличие от других учителей, которые хотели бы поскорее уйти на пенсию, творческие педагоги готовы заниматься профессиональной деятельностью до самого конца своей жизни. Графический тест «Пространство моей жизни» (разработанный Е.А. Максимовой), совмещенный с тестом Люшера, показал, что в отличие от нетворческих учителей у «педагогов-творцов» с возрастом увеличивается количество и разнообразие цветовых оттенков, что свидетельствует о более оптимистическом восприятии жизни. По тесту «Уровень жизненной удовлетворенности» представители этой группы более чем в два раза превосходят показатели «нетворческих» учителей.

Обобщая эти данные, можно сделать вывод о том, что сущность оптимального смысла жизни - в органическом сочетании удовлетворяющей человека жизненной цели и удовлетворения, получаемого от самого процесса ее реализации, от «сегодняшних ее результатов». Сиюминутные результаты профессиональной деятельности работают на жизненную перспективу, а последняя освещает светом особого смысла непосредственные дела сегодняшних дней.

Наконец, следует отметить особую роль «экстремальных» профессий в становлении оптимального смысла жизни. Были получены данные о том, что «экстремальность» профессии (изучались особенности смысложизненных ориентации у работников ГИБДД) может способ-ствовать формированию философского отношения к жизни, более глубокому пониманию жизненных ценностей, стремлению к самосовершенствованию (Чудновский, 2001). Рамки, ограничения, накладываемые профессиональной деятельностью, ее сложность и напряженность, порой связанная с риском для жизни, могут быть фактором становления оптимального смысла жизни.

Оптимальный смысл жизни и проблема активнопреобразуюшего поведения. Естественно, смысложизненные ориентации должны быть адекватны тем ситуациям, тем реальностям и обстоятельствам, в которых живет человек. Однако часть обстоятельств, и очень значительную часть, составляют те обстоятельства, которые созданы им самим, или являются результатом его деятельности. Здесь возникает проблема устойчивости личности, проблема устойчивости человека перед лицом неблагоприятных обстоятельств, его способности противостоять им и преобразовывать их. Устойчивость личности не есть пассивная, статичная устойчивость, она не результат пассивного приспособления к обстоятельствам, но следствие их активного преобразования (Чудновский, 1981), результат способности человека самому создавать благоприятные условия для реализации своей главной жизненной цели.

Здесь нельзя обойти молчанием тот факт, что в нашем обществе в течение многих десятилетий не стимулировалась активно-преобразующая деятельность человека, что особенно характерно для периода «застоя», суть которого не только в торможении и остановке экономического развития страны, но и в воспитании у миллионов людей пассивно-приспособительного поведения. Тоталитаризм создает удобную для себя стратегию воспитания, для которой характерны механистичность (социальные воздействия якобы непосредственно и сразу проецируются на ребенка), недооценка природных предпосылок развития ребенка (напомним пресловутое постановление «О педологических из-вращениях в системе наркомпросов» от 4.07.1936), умаление роли субъективного начала в воспитании2 (Чудновский, 1997). Сама направленность общественной жизни, ее правила и установки стимулировали развитие пассивно-приспособительного поведения. Люди старшего поколения помнят, как проходили выборы в органы государственной власти: бюллетень, в котором был лишь один кандидат, две кабинки для тайного голосования, одиноко стоявшие вдалеке, ибо считалось проявлением нехорошего тона заходить в кабину, и вся «активность» избирателя осуществляющего свой гражданский долг, заключалась в том, чтобы получить бюллетень и положить его в урну. Выборы сводились к этой пассивной функции, хотя отрицательные данные об «активности» избирателей приближались к 100%.

Это было время, когда человек получал указания не только о том, как выполнять производственные задания, где и когда сеять и собирать урожай, но и как мыслить. «Тоталитарный социализм» был благоприятной психологической почвой для формирования человека с психологией «винтика» государственной машины. «Винтику» полагалось выполнять лишь строго ограниченные производственные и социальные функции, поддерживая официальную идеологию, приспосабливая свои оценки, мнения и убеждения к установкам директивных органов3.

Резкое изменение социальной ситуации в последние 15 лет принесло с собой не только гласность, свободу мнений и убеждений, но и

2 Была и другая тенденция, которая формировалась под влиянием идей и педагогической практики А.С. Макаренко и воплощалась в создании воспитательных стратегий, альтернативных «официальной» направленности воспитания.

3 В последнее время оживленно обсуждается вопрос о вине старшего поколения за прошлое. Что сказать по этому поводу? Да, в истории нашей страны были ужасные периоды сталинских репрессий, попрания элементарных человеческих прав, периоды «застоя» и формирования человека с психологией «винтика». И все же неправомерно бороться с большевизмом большевистскими методами, неправомерно полностью перечеркивать прошлое, не учитывая его сложности и неоднозначности. Что касается вины старшего поколения, то не будем забывать, что это было поколение, отдавшее миллионы жизней победе над фашизмом, создавшее мощную промышленность, добившееся больших успехов в развитии образования, науки, в освоении космоса. Другое дело -трагедия старшего поколения, состоявшая в том, что миллионы людей искренне верили в «светлое будущее» и отдавали силы, энергию, а иногда и саму жизнь ради достижения иллюзорной цели. Вместе с тем, вопрос об определенной вине старшего поколения, о его пассивном «непротивлении злу», о чрезмерной податливости прямолинейной политической пропаганде, по-видимому, должен стоять в «повестке дня» как гарантия от рецидива «тоталитарного социализма».

свободу предприимчивости, предпринимательства. Мы оказались внутренне неподготовленными к этим переменам. Это проявилось, в частности, в односторонней направленности предпринимательской деятельности, которая в основном имеет своей целью изменение внешних условий и достижение материального благополучия, а не изменение «внутренних» условий, не изменение себя, не самосозидание. Стал увеличиваться диссонанс между свободой и нравственностью.

Оптимальный смысл жизни и проблема нравственности. Известен парадоксальный факт: устойчивость не есть полная независимость от обстоятельств. Наоборот, она связана с укреплением зависимости, но от «более отдаленных факторов». Применительно к устойчивости личности это означает укрепление зависимости от факторов, выходящих за пределы личности, ее непосредственных узколичных интересов и потребностей (Чудновсшй, 1981). Здесь прежде всего имеется в виду зависимость от нравственных ориентиров. В годы «застоя» за нравственностью следили партийная, комсомольская, профсоюзная организации. Нарушение нравственных норм было чревато соответствующим наказанием. Такое положение вещей мало стимулировало воспитание «внутренней», то есть подлинной нравственности.

Не нужно доказывать, что опора на «нравственные инварианты» имеет непосредственное отношение к проблеме смысла жизни, в том числе - оптимального смысла жизни. При этом следует подчеркнуть значение именно общечеловеческой нравственности, которая кристаллизует в себе конденсаты многовековой исторической памяти (Дробнищий, 1974). Именно общечеловеческая нравственность, ориентированная на «наиболее отдаленные факторы» и проявляющаяся в способности человека «выйти за пределы» не только собственной личности, но и группы, класса и т.д., к которым он принадлежит, - создает «первооснову» оптимального смысла жизни. Проблема общечеловеческой нравственности стала особенно острой в связи с распространением такого явления, как терроризм, который создает угрозу для самого существования человечества. Как ни парадоксально это может казаться на первый взгляд, психология террориста основана на некоторых нравственных инвариантах: террорист служит определенной идее, которая становится для него смыслом жизни, а террористический акт - способом его реализации; он выходит «за пределы» собственной личности и отдает свою жизнь, реализуя (как ему представляется) интересы «единоверцев»; наконец, он не сомневается, что совершает богоугодный, а следовательно, нравственный поступок.

Вспомним теорию превосходства арийской расы и гибель миллионов невинных (Освенцим, Дахау, Бабий Яр и т.д.), теорию классовой борьбы, ставящую представителей одного класса над другим, и репрессии против миллионов опять же невинных людей, проповедь единственно «подлинной» религии и борьбу против «неверных», вина которых лишь в том, что они принадлежат к другим религиозным конфессиям. Вспомним 11 сентября 2001 года! Во всех этих случаях действия основываются на ущербной, «частичной» нравственности, ставящей одну группу людей над другой. Нужна нравственность, ориентированная на «наиболее отдаленные факторы», нужны общечеловеческие нравственные законы. Нужны нравственные законы Земли, стоящие над партиями, идеологиями, нациями и вероисповеданиями. И нужна система, которая обеспечит реализацию таких законов, которая будет воспитывать «антитеррориста» с грудного возраста, а не тогда, когда сформировались и укоренились личностные установки, впитанные с молоком матери. Создание такой воспитательной системы более необходимо, чем развитие оборонной промышленности, сельского хозяйства и даже информации и информационных технологий. В противном случае некого будет защищать, некого кормить и не с кем общаться. Несомненно, что непосредственное участие в создании, отработке и функционировании такой системы - одна из главных составляющих оптимального смысла жизни.
<< Previous Next >>
= Skip to textbook content =

ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ПРОБЛЕМЫ СМЫСЛА ЖИЗНИ И АКМЕ

  1. Teacher about the meaning of life and human acme in modern society
    In modern society, there is a contradiction between the tasks facing the school as a social institution for the development of the child and the degree to which they are implemented during the educational process. The task of forming the student’s personality and creating conditions for the emergence and realization of his need for the search for the meaning of life, for the formation of ideas about the meaning of life, is far from solved.
  2. Динамика представлений о смысле жизни и акме студентов в период обучения в вузе
    Человеческая жизнь мотивируется поиском смысла своего существования, стремлением реализовать этот смысл на основе ценностных ориентиров. По утверждению В. Франкла (1990), человек движим волей к смыслу. Стремление найти смысл жизни есть «вторичная рационализация» инстинктивных влечений, основная мотивационная сила, помогающая преодолеть трудности. Жизнь становится осмысленной - содержащей
  3. Смысл жизни, АКМЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
    Завалишина А.Н. (Москва) Методологический аспект смысложизненной ценности профессионального труда Личностная (ценностная, эмоциональная и т.д.) «вовлеченность» человека в избранный им вид профессионального труда является, как известно, важнейшим фактором эффективного осуществления последнего, а также достижения субъектом высокого профессионального мастерства. Но сама по себе «вовлеченность»
  4. Смысл жизни и АКМЕ -ВОЗРАСТНОЙ АСПЕКТ
    Смысл жизни и АКМЕ -ВОЗРАСТНОЙ
  5. СООТНОШЕНИЕ КАТЕГОРИЙ СМЫСЛА жизни и АКМЕ с другими понятиями
    Как становятся великими или выдающимися - это акмеология тоже должна исследовать Одной из главных задач, решаемых новой наукой акмеологией, является установление закономерностей и механизмов, определяющих такой тип развития людей как индивидов, личностей и субъектов деятельности, который означает достижение ими наиболее высокого уровня в этом развитии. А конкретнее - уровня, когда, став
  6. Ed. А.А. Бодалева, Г.А. Вайзер, Н.А. Карповой, В.Э. Чуковского. Смысл жизни и АКМЕ: 10 лет поиска, 2004
    Сборник включает в себя избранные материалы трех последних научных симпозиумов, посвященных психологическим и междисциплинарным аспектам смысла жизни и акме. Психологам и представителям других наук о
  7. The problem of death and immortality in the context of the meaning of life
    The topic of the meaning of life is currently one of the traditional for most humanitarian theories and practices, since it means identifying the underlying premises of the formation and development of the individual. Extensive acmeological experience has been accumulated by psychology, pedagogy, sociology, philosophy and other sciences in order to again and again confront a person with the problem of personal self-determination.
  8. Кризис 30 лет. Проблема смысла жизни
    Приблизительно в возрасте 30 лет, иногда несколько позже, большинство людей переживают кризисное состояние. Оно выражается в изменении представлений о своей жизни, иногда в полной утрате интереса к тому, что раньше было в ней главным, в некоторых случаях даже в разрушении прежнего образа жизни. В чем же причина возникающей неудовлетворенности своей жизнью? По мнению И.С. Кона, «никто не может
  9. СМЫСЛ ЖИЗНИ как объект психологического исследования
    Для чего человек живет? В чем смысл его жизни? Эти вопросы всегда волнуют. Стремление осознать свое назначение, осознать как жить, как строить свои планы на будущее, какой цели следовать, присуще человеку. Каждый, кто ставит себе эти вопросы, оказывается перед непростой проблемой осмысления своей жизни. Являясь проблемой глобального масштаба, смысл жизни относительно конкретного человека
  10. Смысл жизни: становление, динамика, выбор
    За одним и тем же термином «смысл жизни» скрываются три совершенно различных понятия. Это, прежде всего, философский смысл жизни, синонимом которого является термин «предназначение» и его аналоги (предназначение человека, предназначение человечества). Второе понятие - смысл жизни постфактум, смысл, который определяется, когда человек прожил свою жизнь или завершенный период ее. Пример: Петрарка
  11. О выборе смысла жизни в современную эпоху
    Психологическая проблема смысла жизни приобрела на рубеже веков неожиданную актуальность и значимость. Обнаружившаяся несостоятельность концепций прогресса и всемирной унификации человечества по образцу евроамериканской цивилизации, крах масштабных социальных утопий - коммунистической и фашистской - привели в итоге к массовой ценностной дезориентации людей как на Западе, так и в России. IN
  12. Смысл жизни и профессиональная деятельность педагога
    Изучение прикладных проблем смысла жизни - одна из важнейших задач психологии личности. В последние годы проведен ряд исследований, в которых изучались связи между смыслом жизни и достижениями человека-профессионала. Задача нашего исследования состоит в том, чтобы выявить, включают ли педагоги свою профессиональную деятельность в качестве значимой составляющей в систему своих смысложизненных
  13. О смысле ЖИЗНИ И РЕМОНТЕ
    Одна девочка долго искала смысл жизни. А потом решила сделать ремонт в квартире. В чем смысл жизни девочка еще не узнала точно, но после прочтения специальной литературы четко определилась, что этот смысл — не в деньгах. Поэтому денег на ремонт у нее тоже не было. Зато была сильная близорукость и кило пятнадцать лишнего весу. Как эти составляющие Привычной Картины Мира могли помочь при
  14. "The meaning of life" in the hypostasis of ancient virtue
    The peculiarity of the problem of the meaning of life is already inherent in its very formulation, breeding (or reducing), or rather, putting these two concepts in the position of mutual search. Meaning and life: life, which should make sense, and meaning, which finds its objective realization in life. How does their mutual “fertilization” take place, is it of an innate or acquired, active nature? This
  15. В. ФРАНКЛ И СМЫСЛ ЖИЗНИ
    Это направление еще не канонизировано, а Виктор Франкл (1905) — наш современник. В 1985 г. он приезжал в Советский Союз и успешно прочитал в Московском университете две лекции, которые собрали большую аудиторию со всей страны. Его работы в доперестроечное время были нам почти неизвестны. Первая большая публикация «Человек в поисках смысла» с предисловием автора в нашей стране увидела свет в 1990
  16. СМЫСЛ ЖИЗНИ И ценности детей группы риска
    В психологических исследованиях под смыслом понимается осознание отношения к жизненным целям. При осмыслении собственной жизни человек находится в состоянии равновесия со средой, при отсутствии смыслов появляются проблемы в жизни и реализации себя. Основные составляющие смысла в психологии - интеграция личной и социальной действительности, объяснение и интерпретация жизни и жизненная цель
  17. Влияние самооценки на процесс становления смысла жизни старшеклассников
    Важную роль в самоопределении личности играет процесс осознания ею цели и смысла жизни. Понимание смысла жизни можно считать одним из основных критериев личностного самоопределения (Сафин, Никонов, 1984), а наличие интереса к смыслу жизни и его активное обсуждение можно рассматривать как один из параметров, определяющих активно идущий процесс самоопределения (Гинзбург, 1996). Особую
  18. Эмпирическая типология смыслов жизни в США и России
    В последние годы популярность смысла жизни как предмета исследования неуклонно возрастает среди психологов. В новом проекте «Классификации позитивных способностей человека» смысл жизни назван «наиболее человеческой и вместе с тем самой неуловимой» из всех позитивных характеристик личности и определен как «наличие у чело-века связных представлений о высшей цели и смысле мира и о своем месте в нем»
  19. Man's fear of death and the meaning of life
    Human thought has always tried to penetrate into the unknown and mysterious, but nevertheless the most incomprehensible phenomenon for man was and remains death, which frightens the uncertainty of experience and at the same time the accuracy of knowledge about its inevitability. The relation of mankind to death can serve as an indicator of the level of development of civilization. The concept of death plays a significant role in human realization.
Medical portal "MedguideBook" © 2014-2019
info@medicine-guidebook.com