the main
about the project
Medicine news
To the authors
<< Ahead Next >>

Introductory notes

The position of women in the sphere of economic relations and employment is associated with the concepts of “socio-economic dependence” and “economic discrimination”. The following levels of dependency can be distinguished:

• societal;

• socio-economic;

• family.

At each level there are specific factors and mechanisms for the formation of socio-economic dependence. Let us analyze the features of the dependence of women at each of the selected levels.



Societal level of analysis of dependence of women

The societal level is the level of dependence on the state, on the state social policy. Mechanisms of state influence on a citizen in the field of employment: labor, tax and social legislation; special events initiated and controlled at the state level.

The history of the formation of the system of gender relations in the West is the history of the active struggle of women for their rights and concessions on the part of the state. At the end of the XIX century. in the classical capitalist countries, women were completely excluded from the public sphere: deprived of the right to vote, the right to hold public office, limited right to work, which caused protests and spawned a feminist movement - a socio-political movement whose goal was to give women full civil rights. The activities of the first and second waves of feminism led to many changes in Western society, including:

• giving women the right to vote in elections;

• a wide choice of profession with a salary more or less comparable to the salary of men of the same profession;

• the right to file for a divorce;

• the right of women to have control over their own bodies and the right to decide which medical intervention is permissible for them, including the choice of contraceptives and safe abortions, etc.

At the moment, the third wave feminists agree on the opinion that “the battle has been won” [17].

Soviet and Russian social policies aimed at ensuring the rights of women have their own historical specificity. It is possible to distinguish the following characteristics:

• in all historical periods, Soviet legislation was more progressive and protectionist than in the West, allowing women to achieve high educational status and realize the right to work [13];

• in all historical periods, legislation was not fully implemented and did not ensure gender equality in the field of employment [13];

• The state, through legislation, used the resources of women in their own interests and regulated the private sphere of women, in accordance with their needs.

For example, the 1920s. - The period of "liberation of women", an attempt to implement the idealistic feminist Bolshevik project. The main result of this period was that the woman came into the view of the state and her private life became regulated. In the 1930s In connection with industrialization, it became necessary to involve women in the sphere of production and, at the same time, in population growth. Great attention was paid to the idea of ​​public education of children; a large number of creches were opened. In 1936, abortions were banned by law and material remuneration was given to mothers of many children. In the 1960s the state, by its actions, has actually fixed the standard of “double employment” for women. The woman was simultaneously encouraged to education, qualification growth and the birth of children. I.N. Tartakovskaya notes that a certain type of gender culture was formed: a woman perceived both her work and her motherhood as a duty to the state [13].

Analyzing the social policy of modern states, E.S. Balabanova identified two ideological trends in the field of employment:

1. A woman is regarded as a citizen whom the state helps to minimize barriers to self-reliance. Legislation is aimed at integrating women into the public sphere. An example are the Scandinavian countries.

2. A woman is perceived as a “client” whom the state supports financially. The principle of “taking care of the family - taking care of a woman” is being implemented. Law turns into a “gift”, and the state becomes a “donor” and a subject of economic support. Women's activity is shifting from the public to the private sphere (USA, UK) [1].

State care of women in practice often turns into its opposite. Thus, at present, in the Russian Federation, at the level of state social policy, the priority of domestic employment over professional is recognized. The slogan “protection of motherhood and childhood” serves as a justification for reinforcing the economic vulnerability of women. On the one hand, a large number of benefits are provided by the current legislation of a working mother: maternity leave, parental leave, job retention for the period of leave, employment leave paid, ban on dismissal of pregnant women and mothers of children under three years old, restrictions on work on weekends, lower retirement age, etc. On the other hand, since the provision of these legal norms falls on the shoulders of the employer, the woman is perceived as an “expensive” and “inconvenient” employee. One third of managers of enterprises of various forms of ownership prefer to conclude contracts with men [12].

Another negative consequence of the legal beneficial status of women is that this practice at the level of the social policy of the state forms the dependence of the woman on the state patron. Easy access to benefits and benefits automatically places women in a number of “dependent groups” dependent on taxpayers. The social policy of the state “permits” women to be “a passive consumer of the activities of those who are more powerful” [1].

Thus, a study of the motivation of having a child born by single mothers has shown that a rational component of motivation is represented with the expectation of outside help — from the state, the enterprise, and relatives. Women, recognizing the fact of receiving assistance from the state and in some cases its importance and necessity, do not feel any obligations on their part, and even more so - their unequal, disadvantaged position in connection with receiving assistance. The main explanation for this is the surviving practice of unaddressed provision of benefits and benefits that are of a general social nature. The state as a subject of support is depersonalized, and the right to support is perceived as an integral part of its socio-economic and civil rights [1].

Activists of the gender equality movement in Russia note that the current legislative framework is generally discriminatory towards women. One of the reasons for this situation is the low representation of women in the power structures of all levels. The greatest influence of the legislative inequality of men and women is observed in two areas: in the labor market, in politics and management [3].

In the Law of the Russian Federation "On Employment in the Russian Federation" Art. 5 “State policy in the field of promoting employment of the population” declares that “the state pursues a policy of equal opportunities for all citizens of the Russian Federation regardless of ... gender, age ... in the realization of the right to voluntary work and free choice of employment”

But at the same time, provisions that create prerequisites for discrimination against women are preserved in the Labor Code: the use of women's labor in heavy labor and work in harmful and dangerous working conditions is limited; work at night is prohibited; limited time travel and overtime. There is a list of more than 500 types of work in which restrictions are imposed on women in various industries. Thus, the question of choosing the form of labor is derived from the competence of women [3, 8].

In practice, legislation is implemented as follows: 3.5 million women work in harsh conditions in production, and 285,000 in especially harmful conditions. At the same time, these restrictions serve as an argument for refusing to hire high-paying jobs [12].

Critics of the women's rights movement suggest that protectionist government policies on women can discriminate against men. The most obvious example is the fact that the law on conscription in most countries applies only to men. The legitimacy and fairness of special legislative measures to protect women in the labor market are also being questioned. They are evaluated as "artificial promotion of women." And the integration of feminist ideas into the public consciousness, for example, the concept of a “glass ceiling” in a career for women, leads to the fact that women are often promoted to work in order to create a good image of the enterprise, rather than on the basis of an objective assessment of their talents and abilities [17] .



Socio-economic level of women's dependency analysis

Women's participation in the labor market is regulated by:

• economic mechanisms (the need of a particular sector of the economy and the economy as a whole in the labor force, improvement / deterioration of working conditions, reduction of the agricultural sector, increase / decrease in the competitiveness of women in the labor market, etc.);

• socio-psychological mechanisms - gender stereotypes - standardized ideas about behavior patterns and character traits corresponding to the concepts of “male” and “female”, and in the field of employment these are ideas about work that is most “suitable” for men and women.

In the sociological literature, the position of women in the labor market is described with the help of the following notions: “gender segregation of the labor market”, “feminization of the profession”.

In Western countries, the inclusion of women in the economy, as in the public sphere in general, was associated with the process of capitalist modernization, when production separated from the household. In the period of rapid development of manufactory production (XVIII - early XIX century), women were active participants in the labor market on an equal basis with men and made up a significant part of wage workers. I.N. Tartakovskaya notes that a fundamentally new phenomenon was that women began to work independently, not as part of a family, not under the control of their husbands and fathers. For the latter, this caused a protest for the following reasons:

• women competed in the labor market, being a cheaper and more manageable labor force;

• because women provided for themselves, men began to pay lower wages;

• Women began to devote less time to the household [13].

The participation of women in paid work was limited by law: on the one hand, cruel forms of exploitation were limited, on the other hand, women were forbidden to engage in highly paid activities.

By the beginning of the XX century. The following state was achieved: a man took the position of an active subject of the economy and the breadwinner of the family, a phenomenon such as “family wages” appeared - wages for which you can feed your family, provided that the wife does not work. The woman was forced "into the realm of the household." The idea that the independence of a married woman undermines the prestige of the family has appeared. The family model — a working husband plus a housewife and a teacher of children — has become a bourgeois value. Women were not completely ousted from the labor market, but concentrated in certain segments of it. This is how the phenomenon of gender segregation of the labor market manifested itself - the division of the entire sphere of employment into “male” and “female” and all professions into “male” and “female”.

In Russia, the participation of women in the labor sphere had its own specifics: the state needed women's labor in all historical periods, but almost exclusively as ordinary workers with low wages. A woman was allowed into the labor market, but segregation also took place [13].

I. Ye. Kalabikhina gives the following definition of gender segregation of the labor market: “The concept of occupational segregation is associated with an analysis of the asymmetric placement of women in the professional structure and related inequalities regarding pay for men and women and other professional characteristics” [7, p. 80]. Gender segregation of the labor market is horizontal and vertical.

Horizontal occupational segregation is “an uneven distribution of men and women as workers in various professional fields” [7, p. 81].

To a greater extent than economic reasons, horizontal segregation is due to people's perceptions of "male" and "female" work. "Male" is traditionally considered to be activities related to decision-making, highly intellectual work, and physical exertion. "Women's" activities are associated with care and care, education, maintaining order, manifestation of empathy, attention and patience. Thus, the most feminized areas are education, health care, social work, culture, where women constitute more than 80% of employed workers. Data spheres of labor are traditionally low paid. Women are traditionally considered to be areas related to executive work: secretaries, clerical staff, accountants [12].

Vertical occupational segregation “operates within the same professional group. The existing internal stratification system within one profession contributes to the fact that men as compared to women occupy higher status positions within the profession ”[7, p. 81]. Within industries, in enterprises and organizations, in the field of intellectual labor, the proportion of women is significantly higher in lower positions: they occupy positions related to performing work. Leadership, better paid positions are available mostly to men.

E.S. Balabanova identifies the following causes of gender segregation of the labor market:

• State social policy as a means of constructing the dependent status of women;

• the combination of household and family responsibilities of a woman. Having a family limits social mobility of women. There are such factors as “double employment”, long leave in connection with the birth of children, hospital care for family members [12].

Theories explaining gender segregation. The problem of the division of labor by sex is one of the central themes in gender studies. In the early 1980s. there were theories explaining gender relations in the labor market: the theory of dual systems (H. Hartmann, A. Young), theories of constructing social gender practices (S. Cockburn, R. Connell).

The theory of dual systems. Capitalism as an economic system and patriarchy as a social system are considered as two interrelated structures of oppression of women. Gender segregation of labor in a capitalist economy is a mechanism for men to control women's labor in order to reproduce the historically established status quo - patriarchy. In order to eliminate competition and occupy a dominant position in the public and private sectors of the economy, men do not allow women into the labor market, as a result of which women occupy a dependent position and are forced to look at marriage as a means of solving material problems. In addition, capitalism is focused on market exchange, therefore those benefits that are not placed on the market for exchange (women's domestic work) are not valued and not appreciated. Women's work is considered secondary and irrelevant [9, 13].

Theories of constructing gender practices are developed in the framework of the structural-construction approach.

Cynthia Cockburn put forward the thesis that men in the labor market have not only economic but also sociopolitical and physical power over women. Sociopolitical power - male solidarity and various organizations, its supporters (clubs, trade unions), physical power - ideas about the physical and intellectual advantages of men over women. In her theory, Cockburn for the first time drew attention to the fact that the idea of ​​male advantages is a social construct and is assimilated in the process of socialization. Cockburn describes a variety of social practices that are used to construct the physical advantage of men over women in the workplace, how technological processes adapt to "male" and "female" jobs. For example, a study of Ruth Cavendish, conducted as part of this approach at the British motor assembly plant, showed how a man’s physical advantage turns into an economic one. The conveyor is designed in such a way that some operations require more physical strength, these operations are better paid for. Researchers in this field always emphasize that there are no technical reasons why equipment cannot be designed in an alternative way or production cannot be organized differently [13].

R. Connell develops the theory of "gender composition." «Гендерная композиция» — это система гендерных практик, включенных в социальную реальность в разных сферах (труд и экономика, политика, эмоциональная сфера). В рамках концепции разработано понятие «гендерный режим» — это «правила игры» гендерных взаимодействий в различных контекстах. Такие «правила игры» могут существовать на уровне экономики в целом (на макроуровне): анализ Р. Коннелла экономик разных стран в разные исторические периоды показал, что технологии производства продукции, оказания услуг, механизмы, техника могут быть сконструированы в расчете только на женский труд (как более дешевый).

На уровне профессиональной группы рабочее место может быть сконструировано как «типично женское». Рабочее место является «женским» не только по реальному распределению рабочей силы, но и символически: женщина на таком рабочем месте должна соответствовать представлению о типично женском поведении, отступление от правил «игры» санкционируется. Примером является исследование взаимодействия медицинской сестры и врача (И. Гамарников). Профессиональная роль врача включает в себя контроль за практикой медсестры, роль медсестры — пассивное принятие этого контроля [6, 13, 14].

И. Н. Тартаковская приходит к общему выводу о том, что гендерная сегрегация — не просто экономический феномен, но включает в себя манипуляцию социально сконструированными гендерными представлениями и стереотипами о физических и интеллектуальных свойствах и способностях мужчин и женщин [13].

Гендерные стереотипы о «мужской» и «женской» работе проявляются на уровне индивидуального сознания в форме гендерных установок следующим образом:

• у женщин как наемных работников — в их предпочтениях при выборе сферы самореализации;

• у работодателей — в их предпочтениях при найме на работу.

Можно выделить три типа женщин по предпочитаемому виду совмещения профессиональных и семейных ролей [4].

one.
Преимущественная ориентация на профессиональную деятельность, доходящая до отказа от семьи и рождения детей.

2. Преимущественная ориентация на семейные ценности, вплоть до ухода с работы.

3. Попытка гибкого сочетания профессиональных и семейных ролей.

Социальный стереотип о первичности женских обязанностей в приватной сфере, с одной стороны, навязывается извне (государством и членами семьи), но, с другой стороны, принимается женщиной без сопротивления. В результате женщина стремится выбрать такой режим профессиональной занятости, который позволит сочетать оплачиваемый и семейный труд. Такая стратегия обусловливает доминирование у женщин «недостижительских» трудовых ценностей. Результаты исследований показывают, что для современных россиянок наиболее важны цели, связанные с личностными аспектами жизни (друзья, своя квартира, интересная работа) и семейными ролями, и не важны карьерностатусные цели (иметь собственный бизнес, сделать карьеру, попасть в определенный круг людей). Четверть опрошенных женщин выразили готовность полностью оставить трудовую деятельности при условии материальной обеспеченности. У женщин чаще выражены установки, связанные с «удобной» работой (позволяющей меньше работать), у мужчин — с доходной. Для женщин главное — не карьерный рост, а гарантия занятости. Работа выбирается и оценивается по таким факторам, как близость к дому, хорошая атмосфера в коллективе, удобный режим работы, наличие детских учреждений. У женщин ниже притязания в сфере оплаты труда: заработная плата, которую женщины считают «достаточной» для себя, в 2 раза ниже мужской [12].

Женщины первого типа, делающие выбор в пользу экономической независимости, профессиональной карьеры, появились в России относительно недавно, в связи с экономическими переменами последних

20 лет. Такие женщины заполняют сейчас ранее не существовавшие или недоступные для них ниши занятости — предпринимательство и высшие управленческие должности, входят во властные структуры.

Вхождение женщин в управленческую, политическую или экономическую элиту сопряжено с преодолением специфических препятствий: у заметной части россиян все еще сохраняется традиционное отношение к женщине как к социальному фактору второго сорта, неспособному конкурировать с мужчинами в решении сложных деловых задач. Это затрудняет восходящую деловую карьеру женщин. Получив в результате реформ равные с мужчинами конституционные права, включая право заниматься бизнесом, они вынуждены дополнительно тратить немалые силы на преодоление социального и психологического сопротивления деловой среды, в которой господствуют мужчины [5].

На данный момент исследователи приходят к выводу, что можно выделить специфически «женский» стиль управления, обладающий особыми чертами, но не меньшей эффективностью, чем стиль «мужской» [5, 11, 12, 16]. По данным Т. И. Заславской, «мужское» управление бизнесом носит более стратегический и инновационный характер, отличается готовностью к серьезному риску и личной ответственности, жесткостью осуществления принятых решений [5]. По данным Е. С. Балабановой, женщины не могут добиться успеха в тех сферах и в те периоды, которые связаны с конфликтностью и психологическими перегрузками. Поэтому женщины были неуспешны в руководстве бизнесом в 1990-е гг., в период симбиоза бизнеса и криминальных структур, где был эффективен язык силы и угроз [12]. Преимуществами же женского руководства предприятиями и фирмами признаются тяготение к стилям, отличающимся меньшей дистанцией власти (лидер или координатор — в противоположность хозяину или начальнику), умение организовывать командную работу, внимательно слушать, мотивировать и поддерживать работников, использовать технологии «знаков внимания». Кроме того, женщинам свойственна меньшая амбициозность и большая предсказуемость поведения, отказ от слишком рискованных стратегий, умение выстраивать более осторожные отношения с партнерами [5, 16].

Исследовав гендерные аспекты жизни и деятельности делового сообщества, Т. И. Заславская пришла к следующим выводам.

1. При сравнении женского и мужского гендеров предпринимателей и менеджеров обнаруживается больше общих черт, чем различий. Оба гендера характеризуются сходством профессионального профиля и представлений о препятствиях к развитию бизнеса. Особенности, заслуживающие специального внимания, связаны со спецификой социальных ролей и ожиданий в адрес мужчин и женщин, различиями их личностных качеств, влияющих на профессиональный профиль, а также со специфическими социальными и культурными препятствиями к должностному продвижению женщин.

2. У женщин, занятых в сфере управления фирмами, более развиты профессиональные качества, особенно важные в малом и среднем бизнесе. Но, с другой стороны, они уступают мужчинам в развитости инновационного мышления, творческом размахе, готовности к серьезному риску и осуществлению крупных стратегических проектов. Поскольку эти два стиля лидерства взаимно дополняют друг друга, наилучший эффект для общества может быть достигнут при равноправном участии обоих гендеров в бизнесе на базе свободной деловой конкуренции.

3. Реальные условия деловой деятельности женщин и мужчин современной России не являются равными. Феномен профессиональной дискриминации женщин не изжит, их карьерный рост наталкивается на бульшие трудности, чем у мужчин.

4. Такие социально-профессиональные качества деловых женщин, как осторожность, стремление решать возникающие конфликты не силовыми методами, а переговорами, умение устанавливать доверительные контакты с партнерами, значительно меньшая включенность в криминальные и противоправные операции, обусловливают заинтересованность российского общества в повышении их роли в сфере управления бизнесом.

5. Несмотря на то, что участие женщин в управлении бизнесом, по мнению экспертов, расширяется, действуют они, как правило, на вторых ролях [5].

Женщины, направленные на карьеру, сталкиваются также с рядом психологических трудностей. Погруженность в «карьеру» обедняет эмоциональную жизнь женщин, сопровождается ощущением одиночества, отсутствием перспективы в личной жизни, сталкивается с молчаливым неодобрением общественного мнения [4].

По данным исследования А. Е. Чириковой, образ Я женщин-менеджеров высшего и среднего звена включает в себя такие деловые черты, как трудолюбие, ответственность и уравновешенность (максимальное число оценок). Хотя идеальный образ управленца включает в себя черты «гуманного менеджера», женщины могут охарактеризовать свой собственный стиль управления как гуманный лишь отчасти. Наибольшее расхождение между идеальным образом и реальной самооценкой наблюдается по таким качествам, как активность, уверенность в себе, уравновешенность и ответственность. По мнению женщин-руководителей, они излишне честны и щедры в бизнесе, отличаются повышенной скромностью, душевностью и мягкостью, однако недостаточно активны и пунктуальны, страдают сниженным уровнем открытости, а их уровень жизнерадостности мог бы быть выше [16].

Какова же роль работодателя в формировании гендерной сегрегации на рынке труда? Дискриминационная политика, проводимая большинством работодателей и поддерживаемая посредниками на рынке труда (государственной службой занятости и частными агентствами по трудоустройству), привела к тому, что пол и возраст являются едва ли не более жесткими критериями отбора, чем профессиональные качества [8].

Исследования свидетельствуют о том, что реальная картина найма полностью совпадает с представлениями нанимателей о гендерных особенностях конкретных рабочих мест. По данным И. М. Козиной, если вакансия представляется нанимателю мужской, то в 97% случаев ее занимает мужчина, если женской, то в 99% случаев — женщина. Те вакансии, которые определялись нанимателем как «гендерно-нейтральные» (нет требований к полу), заполняются большей частью женщинами (70%) [8].

А. А. Московская показала, что в представлении работодателей ценность мужчин и женщин как работников связана с таким конструктом, как «издержки работодателя». Существенным фактором, повышающим ценность работника, является возможность им манипулировать — изменять график работы и производственные функции, использовать на сверхурочных работах, отправлять в срочные командировки и т. д. Обремененность семьей в этой связи служит существенным ограничителем гибкости женского труда и возможностей его использования на различных видах работ, что, конечно, снижает конкурентоспособность женщин по сравнению с мужчинами даже в тех случаях, когда у женщины нет семьи и детей. При этом представления работодателей расходятся с их реальной практикой. Работодатель, как показало исследование, обычно не страдает от таких издержек даже в тех случаях, когда его трудовой коллектив преимущественно состоит из женщин. А. А. Московская делает вывод, что фактором снижения ценности женской рабочей силы и сдерживания найма женщин служат не сами издержки работодателя, связанные с семейными обязанностями женщин, но ожидание подобных издержек. Причем это обстоятельство действует даже в тех случаях, когда конкретные женщины на предприятии этим ожиданиям не отвечают [10].

Женщины подвергаются дискриминации не только при найме на работу, но и на рабочем месте.

Обычно женщины в организациях достигают меньшего статуса, чем мужчины. В зарубежной гендерной психологии это положение объясняется с помощью теории «стеклянного потолка»: во многих организациях существует как бы невидимый потолок, выше которого женщины и американцы неевропейского происхождения не могут продвинуться.

«Стеклянный потолок» определяется как «искусственно созданные барьеры, основанные на предрассудках, существующих внутри организаций, которые не позволяют квалифицированным работникам продвигаться по службе и занимать руководящие посты в своих организациях. Квалифицированные женщины и представители меньшинств часто оказываются под этим потолком и могут только наблюдать оттуда, как другие продвигаются по служебной лестнице». Основная причина существования «стеклянного потолка» — представление о том, что женщина непригодна для роли лидера и руководящей работы. Зарубежные исследования показывают, что успешный руководитель обладает, в представлении окружающих, чертами личности, которые считаются скорее мужскими, чем женскими [2].

Данные российских социологических опросов административных работников показывают: 54,5% респондентов считают, что женщина должна участвовать в управлении наравне с мужчинами; 11,4% уверены, что большинство руководящих должностей нужно отдать женщинам; 34,1% отдают предпочтение руководителям-мужчинам, при этом 9,1% из них полагают, что женщин вообще не должно быть на руководящих постах [4].

Многочисленные исследования показывают, что кроме ограничения в карьерном росте женщины на рабочем месте сталкиваются с явлениями дискриминации разного характера (несправедливое отношение, недооценка трудового вклада, сексуальное преследование и т. д.). Самым же ярким проявление дискриминации является тот факт, что работающие женщины зарабатывают намного меньше того, что получают мужчины [2].



Семейный уровень анализа зависимости женщин

В семье (приватная сфера) женщины зависимы от домашних обязанностей, а также экономически зависимы от супруга. Механизмы воздействия: гендерная социализация как механизм привития гендерных стереотипных установок о предназначении мужчин и женщин; экономическое, моральное и физическое давление супруга.

С развитием капиталистического производства и разделения сфер жизнедеятельности человека на публичную и приватную семья перестала быть экономической единицей, домашнее хозяйство стало связываться со сферой потребления, а женщина стала иждивенцем, экономически зависимым членом семьи, ее обязанностью стали — работа по дому и уход за детьми.

К основным характеристикам домашней работы относятся: она не оплачивается; не считается «работой»; имплицитно предполагается, что она должна выполняться женщиной. Как работа домашний труд стал трактоваться западными социологами лишь в 1970-е гг. [12]. При этом подсчитано, что объем домашней работы в стоимостном эквиваленте равен трети ежегодного валового продукта во всем мире [13].

Если женщина не имеет собственных доходов или ее вклад в семейный бюджет невелик, возникает ситуация социально-экономической зависимости женщины в семье. Р. Листер выделяет три аспекта финансовой зависимости женщины от мужчины:

• дефицит контроля (женщины не могут сами контролировать семейные ресурсы);

• недостаток прав;

• ощущение необходимости отчитываться за трату денег и чувство вины при необходимости трат на себя [12].

Наиболее жесткой формой контроля мужа над женой является насилие — физическое, психологическое и экономическое (скандалы, требования отчета о потраченных деньгах, противодействие мужа карьерному росту жены, произвольное урезание сумм, выделяемых женщине). Более мягкое проявление экономического насилия — распределение домашних обязанностей таким образом, что они не устраивают женщину, но она не имеет возможности изменить положение [12].

По мнению Е. С. Балабановой, в ситуации контроля мужчины над женщиной в семье имеет место феномен «зависимой адаптации» женщины. «Зависимая адаптация» предполагает наличие сильного опекуна или субъекта экономической поддержки, которым может быть муж, партнер или родственник. Ситуации зависимости от разных опекунов отличаются друг от друга.

1. Зависимость от мужа. Мужская мотивация содержания «иждивенца»: самоуважение (кормилец семьи), ожидание от жены создания комфортной бытовой обстановки. Женщина, как правило, считает такую зависимость «естественной» и не испытывает психологического дискомфорта.

2. Зависимость от мужчины-партнера. Мужская мотивация может быть разделена на четыре категории: осознание себя как «сильного», при этом женщина рассматривается как форма собственности; мотивация квазисемейных отношений, когда по каким-то причинам невозможно оформить брак; содержание женщины как матери внебрачного ребенка; мотивация «свободы» от обязательств, бытовых проблем во взаимоотношениях партнеров. Женщина испытывает значительный психологический дискомфорт от статуса «содержанки», дающей любовь в обмен на материальную поддержку.

3. Зависимость от родственников. Мотивация родственников или родителей, как правило, альтруистическая (особенно в случае содержания одиноких матерей). Женщина чувствует себя комфортно, так как ее личная свобода не ограничивается [1].

Е. С. Балабанова выделяет следующие факторы социально-экономической зависимости в семье:

• выполнение материнских функций и, как следствие, утрата возможности самообеспечения;

• восприятие семьи как предпочтительной сферы самореализации женщины, сформированное в ходе гендерной социализации в родительской семье;

• взаимоотношения в семье;

• собственные ресурсы женщины (доходы, собственность, семейные и дружеские связи).

В работе Е. С. Балабановой также выделены последствия зависимости:

• статус растратчицы заработанных мужем денег и обязанность отчитываться за траты;

• сужение возможностей контроля;

• ограничение личной свободы женщины;

• дискомфорт от зависимого статуса [1].

Для объяснения феномена социально-экономической зависимости в семье в западной социологии используется концепция социального обмена, центральным понятием которой является понятие обмена деятельностью. С точки зрения этой теории человеческая деятельность осуществляется по принципу реципрокности. Он легко реализуем, если субъекты взаимодействия обладают равными ресурсами и одинаково заинтересованы во взаимных услугах. Однако достаточно часто взаимодействие происходит между обладателями неравных ресурсов, что предполагает «односторонние обмены» и формирует отношения господства и подчинения. Эквивалентность обмена деятельностью в этом случае восстанавливается за счет властных отношений: человек, имеющий в своем распоряжении ресурсы по удовлетворению потребностей других людей, без которых они не могут обойтись и не могут получить их из альтернативного источника, может приобрести власть над ними. Так, в концепции П. Блау значительное место занимает понятие «аккумуляции капитала» — модель, при которой одна группа обеспечивает другой длящиеся услуги в обмен на ее зависимость. Такой односторонний обмен он называет «инвестированием, которое создает обязательства другой стороны». Почтительность и услужливость становятся формами платежа [1].

В случае, когда женщина стремится сочетать семейные и профессиональные роли без потерь для обеих сфер занятости, говорят о таком феномене, как «двойная занятость». Отмечают, что необходимость соблюдать баланс между альтернативными интересами работы и семьи является специфически женской проблемой, не характерной для мужчин. Причина — стереотипное представление о «естественности» домашней работы для женщин. Желание сочетать роли трудновыполнимо и, как правило, приводит к одному из двух итогов:

• желание успеть сделать «все по дому» инициирует сверхинтенсивный рабочий режим и парадоксальным образом приводит к снижению качества домашней работы из-за усталости;

• выбор такого режима занятости, который позволит оптимально сочетать работу и домашний труд.

Это означает отказ от работы с ненормированным рабочим днем, расположенной далеко от дома, командировок и пр. [12]. Пытаясь быть одновременно хорошей матерью, хорошей домохозяйкой и хорошим работником, женщины испытывают стресс или ролевой конфликт, так как роли требуют от них противоположного поведения.

Проблема двойной занятости решается в эгалитарном («симметричном») браке, где домашние обязанности распределены между мужем и женой в удобных им пропорциях.

Цель занятия

Получение и закрепление студентами знаний по теоретическим и прикладным аспектам гендерного аспекта занятости. Занятие сконструировано с целью максимально полно информировать студентов по проблеме, и, таким образом, оно может заменять лекционное.

Порядок работы

Занятие состоит из трех этапов.

Этап 1. Теоретическое информирование.

Этап 2. Обобщение знаний по теме в процессе заполнения сводной таблицы «Социально-экономическая зависимость женщин в сфере оплачиваемой и семейной занятости».

Этап 3. Применение полученных знаний путем объяснения предложенных преподавателем данных или фактов.
<< Ahead Next >>
= Go to tutorial content =

Вводные замечания

  1. Вводные замечания
    Разделение людей на мужчин и женщин является центральной установкой восприятия нами себя и окружающих [2]. На обыденном уровне рассуждений многие убеждены в том, что психологические различия между мужчинами и женщинами связаны с генетическими, анатомическими и физиологическими особенностями мужского и женского организма. Однако факт телесного несходства мужчин и женщин еще не говорит о том, что
  2. Вводные замечания
    В программе любых гендерно-ориентированных курсов должны быть занятия, направленные на актуализацию и проблематизацию существующих у студентов гендерных представлений. Основная цель таких занятий — снятие «гендерной цензуры». Без такой работы, как показала многолетняя и разнообразная практика чтения гендерных курсов, блокируется возможность продвижения студентов к освоению содержания гендерного
  3. Вводные замечания
    В процессе изучении гендерной психологии является важным ознакомление студентов с биологическими аспектами половых различий, с основными данными о физиологических особенностях мужского и женского организма, а также о степени их влияния на личностные особенности и поведение мужчин и женщин. В биологии пол определяют как совокупность морфологических и физиологических особенностей организма,
  4. Вводные замечания
    Сложно придумать более популярную тему для научных и житейских дискуссий, чем психология мужчин и женщин. Безусловно, собранный огромный массив данных и размышлений нуждается в определенной систематизации. В рамках данной статьи мы предлагаем рассматривать гендерные проблемы через призму социально-психологического анализа больших групп.На наш взгляд, это чрезвычайно важно для развития гендерного
  5. Вводные замечания
    Феминистская теория — это обобщенная сложная система взглядов на социальную жизнь и человеческий опыт, предусматривающая в качестве отправной точки приоритет женщин [1]. Изучение истории феминизма, различных направлений феминизма (радикального, либерального, социалистического и других) является неотъемлемой частью изучения студентами гендерных курсов, поскольку феминистская теория является
  6. Вводные замечания
    Социализация — процесс усвоения социальных норм, правил, особенностей поведения, процесс вхождения в социальную среду. Гендерная социализация — процесс усвоения норм, правил поведения, социальных установок в соответствии с культурными представлениями о роли, положении и предназначении мужчины и женщины в обществе. Гендерная социализация — направление гендерной психологии, сформировавшееся
  7. Вводные замечания
    Занятия по этой теме проводятся после ознакомления студентов с проблемами гендерной социализации и особенностями личностного развития современных девочек/женщин и мальчиков/мужчин и предполагают знания об основных психологических аспектах самоутверждения женщин и мужчин, специфике тех ограничений, которые накладывают традиционные женская и мужская гендерные роли. Литература как социальный
  8. Вводные замечания
    Познание личности в художественной литературе Наряду с научным познанием существует постижение человека в искусстве, религии и др. Если наука оперирует понятиями, то в искусстве для этого есть изобразительные средства. «Метод литературы — это метод искусства; метод психологии — это метод науки. Наш вопрос в том, какой подход наиболее адекватен для изучения личности» [12, с. 228].
  9. Вводные замечания
    Занятия по этой теме проводятся после рассмотрения общих вопросов, касающихся феномена гендерной социализации, и выделения особенностей основных социальных институтов гендерной социализации. Особенности социализационных функций школы на современном этапе Школа выступает для ребенка первой и основной моделью социального мира. Именно школьный опыт помогает осваивать те законы, по
  10. Вводные замечания
    Занятие по теме «Гендерная автобиография» может предварять изучение вопросов гендерной социализации, а может и завершать изучение всего этого раздела в рамках курса «Гендерная психология», «Гендерные исследования» и других гендерных дисциплин. Для проведения данного занятия студентам необходимы теоретические знания о различных теориях усвоения гендерной роли, а также общие сведения о гендерной
  11. Вводные замечания
    Занятия по этой теме проводятся как итоговые по проблеме гендерной социализации в детском возрасте. Они предполагают знания студентами основных институтов и агентов первичной гендерной социализации, содержания традиционных гендерных стереотипов, специфики полоролевого и гендерного подходов в психологии, важнейших концептуальных положений теории гендерной схемы. Новая жизнь — новые
  12. Вводные замечания
    Гендерный стереотип — «упрощенный схематизированный, эмоционально окрашенный образ мужчины и женщины» [9, с. 188]. В работе И. С. Клециной [9] выделены три группы гендерных стереотипов. К первой группе относятся стереотипы маскулинности-фемининности. Мужчинам и женщинам приписываются конкретные социально-психологические качества и свойства личности, стиль поведения. «Мужское» (маскулинное)
  13. Вводные замечания
    Гендерная идентичность — осознание своей принадлежности к мужскому или женскому полу [5]. Данное понятие обозначает аспект самосознания личности, описывающий переживание человеком себя как представителя пола, как носителя конкретных полоспецифических характеристик и особенностей поведения, соотносимых с представлениями о маскулинности/фемининности [4]. Гендерная идентичность наряду с этнической,
  14. Вводные замечания
    Развитие психических качеств, способов поведения не имеет жестких биологических предписаний. Это в полной мере относится и к половой дифференциации. Осознание собственной половой принадлежности и становление гендерной идентичности человека — одно из направлений его социализации. Гендерная социализация — это процесс усвоения человеком норм и образцов поведения, принятого (дозволенного) в данном
  15. Вводные замечания
    Понятие «идентичность» — одно из относительно новых и одновременно популярных понятий в психологии личности — получило известность благодаря работам Эрика Эриксона. Эриксон обратил внимание, что итогом подросткового возраста становится более или менее оформившееся представление человека о себе как о целостной личности, в чем=то схожей с другими, в чем=то отличной. В процессе утверждения в
  16. Вводные замечания
    Становление гендерной идентичности индивида не обусловлено прямо и непосредственно наличием гендерной роли и включенных в нее социальных стереотипов, представлений, ожиданий. Они должны стать средствами осознания собственной половой принадлежности и гендерной идентичности, т. е. из внешнего, «заданного» социумом и культурой плана перейти в область внутреннего, личностно осмысленного принятия
  17. Вводные замечания
    Понятие «гендерной роли» является одним из основных в изучении курса «Гендерной психологии», так как оно неразрывно связано с проблемами «гендерной социализации», «гендерных стереотипов» и «гендерных отношений». В прикладном значении данная тема дает ключ к осознанию таких психологических проблем, как межличностные и внутриличностные ролевые конфликты (например, ролевой конфликт работающей
  18. Вводные замечания
    «Компетентность» в современном словаре иностранных слов определяется как «обладание знаниями, позволяющими судить о чем-либо». [16, с. 295]. Слово «компетентный» происходит от латинского competentis — соответствующий, способный, знающий, сведущий в определенной области, т. е. имеющий право на основе знаний судить о чем-либо, принимать соответствующие решения и выполнять конкретные действия.
  19. Вводные замечания
    Гендерная психология сексуальности вскрывает специфику сексуальных отношений, заданную иерархией ролей гендерной схемы. Чтобы сформировать представление о методологических принципах исследования сексуальности в гендерной психологии, необходимо проанализировать этапы и факторы развития научного дискурса сексуальности, а также оформления понятия сексуальности в рамках разных научных подходов.
Medical portal "MedguideBook" © 2014-2016
info@medicine-guidebook.com