home
about the project
Medical news
For authors
Licensed books on medicine
<< Previous Next >>

Features of the personality of a practical psychologist as a consequence of the specifics of his profession

In the modern psychology of professional activity, an existential paradigm prevails: in contrast to the narrow-technical orientation that has prevailed since the mid-20th century and aimed at professional orientation, testing existing PVCs, selection and selection of personnel, it is generally accepted today that professional development is not a certain stage in development person, and a constant process that includes many stages, having many intersections with other personality processes, deviations from the mainstream and, sometimes even changing this channel almost the opposite. Now it’s already obvious that a person and her professional affiliation constantly influence each other (recall, for example, the concepts

“Individual style of activity”, “professional deformation”).

“Thus, the existential approach to the essence of professional self-determination proceeds from the position of bilateral determination. Formed in the activity, acquiring typical features characteristic of the representatives of a particular profession, the personality has a transformative effect on the activity itself. Man transforms the professional environment, creating new tools and methods of activity; Discovering new motives and values ​​in it, he creatively rethinks his specific goals and objectives. But this is characteristic of the so-called ideal model, where personal and professional self-determination develop synchronously, mutually conditioning one another. Each of the types of self-determination, whether specifically personal or specifically professional, in this synchronous version develops, mutually enriched. But what's going on

Much remains to be learned by domestic psychologists in this direction, especially since it is in our country that the humanistic approach has always been welcomed, in contrast to other areas.

with asynchrony? A variant of asynchrony, that is, when personal development conflicts with professional development, is a phenomenon

“Professional marginalism” ”[Melnikova. S. 194]. Professional subpersonality is the same part of a person’s personality as his gender, his family status, his social roles, etc. “Psychological studies show that the specifics of professional activity leaves its mark not only on directly professional motives, values ​​and attitudes, but also on the personality structure of a professional. Moreover, this process begins even at the stage of vocational training, long before it is included in a truly independent professional activity ”[Poddubnaya. S. 53]. For this reason, there has recently been an increased interest in the personal characteristics of students studying in a particular specialty. Particularly relevant are studies based on a comparative analysis of the level of manifestation of various PVCs at different stages of training. Firstly, in such experiments, one can reveal the depth and direction of personality transformations that occur in students under the influence of training courses. And secondly, the information received can serve as the basis for corrective work with students, while they have not yet begun to work independently and, therefore, it is still possible to prevent frustration in their chosen profession that threatens them otherwise, and the mistakes that they will make on in this field.

An example of such a study is the work of Yu.L. Skribuk (Grodno). The results of the experiment are presented in the table below [Scribuk. S. 132]:

These tables make you think a lot. The next stage of processing the obtained data, the researcher identified indicators for two main factors: dominance and friendliness. For freshmen, these indicators were respectively: 7.5 / 8.5; for third year students -

4.4 / 3.4; for fifth-year students - 9.2 / 4.8. The trend is sad. The results require the development of adequate measures to combat such “unprofessional” professionalization. It is quite obvious that a person whose personality structure is almost twice as dominant as friendliness will not be able to work as a psychologist.

If altruism is an important characteristic of a specialist in helping professions, then such a personal property as reflexivity is important for professionals of any field of activity: “Reflexivity, as a mental property of a person, provides control and adjustment in the system“ person - production situation ”, - taking the subject out of immediate temporary space, turns him to professional experience, with the goal of analyzing what is happening from the side, as if being “above the situation”. Each person has a peculiar (individual) reflective apparatus, which is formed throughout his life. The capabilities of the reflective apparatus vary, because the amount of information and practical experience is growing throughout human life. By virtue of this, a person creates and enriches his life and professional experience. In professional activity, reflection performs an integrating function ”[Filatova. S. 230]. M.K. Tetushkina classified reflection in professional activity on the basis of appeal to a particular subject and singled out reflection of the mode of action and reflection in the field of self-consciousness. Both types of reflection in the work of a psychologist are equally important, because at any moment of consultation (training, diagnostic procedure, corrective training, etc.), he must be aware of the methods, techniques and techniques used in working with a client (or group) - reflection the way of action, and about your own psychological state, emerging emotions and feelings in relation to the client - a reflection of self-awareness.

We named only two personality characteristics, which, in our opinion, are mandatory for psychologists. Obviously, there are many more such properties. And each of them requires a separate experimental study. However, let us turn to the concept of “psychologist” integrating these properties.

In the “Large Explanatory Psychological Dictionary” there is an attempt to define the word “psychologist”, although the author of the dictionary himself recognizes the complexity of this concept, and accordingly the difficulty in its definition: “Determining who this term refers to is not a simple task. Difficulties arise from the so-called name of those who practice in the field of psychology, and those who use it, and those who study it, and those who study it. A formal definition is usually given so as to answer some particular practical and / or legal questions. For example, many government bodies that regulate licensing of psychologists require that an individual graduate from a postgraduate study (at least a master's program, often a graduate school) at a recognized institute, pass one or more years of supervisory internship or practice and pass a written exam ?. This type of criteria is most often used when a psychologist is defined as one who is considered to perform any of professional duties, for example, a clinical psychologist, consultant psychologist, forensic psychologist, school psychologist, etc. However, when assessing whether someone who teaches psychology and / or conducts research in this area can be called a psychologist, this problem becomes less clear. For example, the standard characteristics that are usually offered are those who (a) have at least a master’s degree or preferably a PhD (doctoral) and (b) investigate psychological processes. The degree requirement is causing problems. As we should call Eric Erickson, a great analyst and humanist who never received a university degree, or Herbert Simon, a Nobel laureate in economics, who is one of the leading theorists in cognitive psychology, or Jean Piaget, who remade experimental psychology, despite that he studied biology, William James, perhaps the greatest of them all, whose first course of psychology was the one he taught? Another requirement is that the psychologist studies psychological processes is equally useless, since each new step in the development of psychology involves the study of those processes that were previously considered to be under the jurisdiction of other areas. This dictionary contains hundreds, if not thousands, of terms originating from sociology, anthropology, biology, physiology, medicine, philosophy, computer science, linguistics, mathematics, chemistry and physics; scientists who studied these processes often did not assume that they were conducting research in the field of psychology, but they did. What should we call them?

In lexicography, this term is used in two meanings. In the first case, it is legally determined who should be called a psychologist, according to government-regulated standards designed to protect the public, to ensure that the "psychologist" offering their services actually has the education and qualifications that are required of him by law. In the second case, the term is less formal and refers to a freely formed community of scientists. It functions according to implicit criteria for individual achievement. Here, one who teaches, writes, lectures and / or conducts research on those phenomena that fall within the scope of psychology will not only be called a psychologist, but will ultimately determine what exactly those who are called psychologists do (according to the above set of criteria) . They usually have a doctorate

? Let's not forget that the "Dictionary" is published in America and, accordingly, the stated provisions relate to the Western standard requirements for psychologists.

possible in psychology, but this is not a determining factor for such a designation. Many who claim this title on the basis of the latter criterion do not meet it according to the above criteria. ”

[BTPS. T. 2. S. 145–146].

Despite the fact that the history of psychology knows a lot of people who did not have special university training in psychology, but who became outstanding psychologists and even based their directions in the theory of psychology and in its practice, nevertheless, it is now accepted as a general rule to call psychologists those who have at least a diploma of higher education in this field. Therefore, the problem of training a psychologist at a university is of particular relevance. LI Belozerova (Kirov) claims that for the full-fledged training of such specialists to be carried out, an integrative approach is required that includes, or, more precisely, is based on the development of personality self-awareness:

"Professional development is carried out through the development of self-identity. Professional self-expression is expressed in self-improvement, self-education of a person, in knowledge of absolute value in the life of a psychologist, as a result of intrapersonal integration of the content of education, as a synthesis of understanding of actions, thoughts, feelings. Professional formation occurs as a student learns, educates, and self-educates, being an integrating process in relation to him. Thus, the driving force of the professional formation of the future psychologist is not just the study of the psychological experience of mankind, but its problematization. Integration of the content of education “is a process and the result of the interaction of its structural elements, accompanied by an increase in systematic, practical applicability and conceptual knowledge of students” ”[Belozerova. S. 89]. The researcher includes in the structure of an integrative approach:

1) intersubject integration of general humanitarian, natural science and special psychological disciplines. As a result, the student forms a system of worldview values ​​in the context of psychological culture, awareness of the meaning of psychological activity and his vocation in it;

2) intrasubject integration. This is the unification and mutual justification of special theoretical psychological knowledge and skills and their practical application. As a result, the future psychologist develops professional competence;

3) the integrability of all subjects of vocational training. Here the leading role is played by the process of interaction of students with teachers and among themselves. As a result of teaching Dialogue as a leading way in the implementation of an integrative approach, students form and develop the ability to dialogue as

the optimal and, perhaps, the only option for coexistence with the world of the Other, which is the most important ability of a psychologist;

4) intrapersonal integration. This is an awareness of one's calling and the formation of one's individual style of psychological activity.

A.G. Liders in the article “Features of the position of a practical psychologist in relation to the client” tries to characterize the professional activities of the psychologist (and thus give a definition of this profession): “In psychology as such, there are three layers. The first layer is theoretical psychology. The psychologist in this layer is a researcher in relation to the subject-carrier of the psyche. This subject acts only as a test subject, an object of research ...

The second layer in psychology is applied psychology. Applied psychology does not have direct access to the subject-carrier of the psyche. A different professional stands between the applied psychologist and the carrier carrier. As a matter of fact, an applied psychologist is also busy co-organizing the practice of this professional in relation to the carrier carrier of the psyche ...

And only the third layer in psychology is practical psychology. This is the psychology where the psychologist has his own practice. The client constitutes this practice ... ”[Leaders, 96–97].

Further, the author of the article ascertains the sad fact for our country that the potential clients of practical psychologists are still very inaccurate in their understanding of the psychologist’s sphere of activity and responsibility and regularly confuse the psychologist with specialists from other helping professions, such as, for example, doctor, lawyer, teacher even the priest. Then A.G. Leaders sequentially compares the ontological categories and leading activities of all these professionals and comes to the following conclusion: the psychologist is not a doctor, since he does not heal, does not write prescriptions and does not look at his client through the prism of the concepts pathology / norm; the psychologist is not an educator, since he does not compare his client with the ideal, does not evaluate him, and does not try to lead to a certain state that seems ideal to him and his associates; the psychologist is not a lawyer (lawyer), since he does not represent the interests of his client in society, does not protect him, does not defend his rights and does not force him to fulfill his duties; the psychologist is not a priest, because he does not look at his client as a sinner, does not forgive him his sins and does not work with the category of sin in his religious understanding (and if he does, it’s only with the cause of the client’s emotional states).

But what does a psychologist do, according to Leaders? He writes the following on this occasion: “We would like the psychologist and the client in this leading activity to do something together, together. How to set the lead

activity in that language? It seems to us that empathy is most fully satisfying all these requirements.

... co-experience by many is still understood as only a co-manifestation of emotions. This underestimates the intellectual component of empathy, that it is a complete activity, and not its part, layer, element. The second typical restriction in understanding co-experiencing, which should also be discarded, is the narrowing of the time frame of co-experiencing. He is still understood in contact, as if it can only be passed face to face, here and now.

Yes, we agree - face to face, only the scope of this here and this now

- terribly wide, essentially open. It is even appropriate to paradoxically assert that the most important empathy with both the psychologist and the client does not take place during counseling sessions, but just between them. All that remains is one “but”: co-experience is clearly “my” activity for the psychologist, it empathizes with the client. The client is just worried. It is not possible to discern any counter-directed process directed at the psychologist in this client experience. It turns out: I am sorry for him (the client), and he to me? The category of empathy, from our point of view, does not fully satisfy the requirement of anti-one-sidedness when describing the leading activities of a psychologist. The client’s experiences and the psychologist’s co-experiences are two activities, although they are performed together. Поэтому гипотезу о сопереживании как ведущей деятельности практического психолога надо уточнять, развивать, но ни в коем случае не отбрасывать. Попробуем высказать гипотезу второго уровня, наложить как бы второй слой краски на рисуемое нами полотно. Обратим внимание, что в русском языке приставка пере- весьма близка к приставке про-. Говорят же: «Он пережил самый трудный момент своей жизни», – и это равноценно высказыванию: «Он прожил самый трудный момент своей жизни». Пере- живать и проживать – одно ли это и то же? Оставим углубленный этимологический, психолингвистический анализ этой пары понятий на будущее. Наша гипотеза состоит в том, что ведущей деятельностью практического психолога, помогающего своему клиенту, есть сопроживание с ним куска жизни.
Со-проживать можно только жизнь; кусок жизни это не часть жизни, а единица жизни, целостность. Кусок жизни, который со-проживают психолог и клиент, может быть длиной в несколько часов, а может быть длиной в несколько месяцев и лет. Не в длительности дело. Со- проживать – это иметь общий опыт (сравните, как термины со-проживание и со-переживание будут звучать и мыслиться по-английски)…

Со-проживание психолога и клиента есть, прежде всего, со-развитие, со- личностный рост,проявление со-культурной продуктивности. Разве это не правдоподобная гипотеза? Ведущая деятельность практического психолога по отношению к клиенту есть их со-развитие, со-личностный рост. Решение проблемы клиента есть не только его – клиента – шажок в личностном росте,

это шажок в личностном росте и психолога, разве это не очевидно?» [Лидерс,

110–112].

Если согласиться с концепцией Лидерса, которая, на наш взгляд, действительно выглядит и звучит правдоподобно, то получается, что сама профессиональная деятельность психолога внутри себя заключает процесс самоактуализации.

Нет таких занятий, которые не воздействовали бы на личность человека. Даже лежание на диване (вспомним Обломова) может превратиться в тот стержень, вокруг которого будут происходить психологические изменения.

А поскольку, по статистическим данным, работа занимает у современного человека в среднем почти четверть времени его жизни (18 лет из 80), ее влияние на личность особенно заметно и даже имеет терминологическое обозначение – «профессиональная деформация личности».

Процесс такой деформации можно отследить только лонгитюдным методом, так как сравниваются здесь проявления и свойства одного и того же человека на разных этапах его профессионального становления. Однако существует профессия, в которой деформация подлежит еще одному способу обнаружения и изучения: это профессия психолога. Люди, выбравшие для себя эту сферу активности, постоянно находятся в состоянии рефлексии. И информация, которую они при этом получают, может стать предметом анализа и обобщения в схему процесса профессиональной деформации специалистов в области психологии. Л.А.Петровская утверждает, что «именно психолог, его личность является главным инструментом практической психологической работы… Среди составляющих успеха в работе психолога названы и профессиональное мастерство, и полная отдача, но главным оказывается любовь к человеку. В контексте подобного подхода естественны обращения психолога к анализу собственной личности и их влияния на эффективность практической работы: «Если я потерял веру, если меня одолевают сомнения, смогу ли поддержать веру в другом?»

[Петровская. С. 4–5].

«Психолог несет человеку знание о нем, именно об этом человеке,

используя обобщенное представление о людях вообще.

Психолог сам обладает собственной психической реальностью, которая проявляется в присутствии Другого Человека» [Абрамова. С. 11].

Если принять за аксиому, что «нормальный» психолог – это личность самоактуализирующаяся, то, на наш взгляд, следует пойти дальше. Психолог в своей профессии, бесспорно, личностно растет вместе со своим клиентом, получает социальное признание (как минимум, от того же клиента), совершенствует свои профессиональные навыки и применяет их на практике и т.д. etc. Но, если ограничиться только этим, то получается, что это клиент существует для психолога, чтобы он мог самоактуализироваться, а не психолог – для клиента, чтобы помогать ему в решении проблем. В таком случае профессия психолога из помогающей превращается в самую что ни на есть эгоистичную. И тогда все основы психологической помощи рушатся.

Значит, самоактуализация – это лишь побочный эффект грамотно осуществляемой профессиональной функции психолога. А что же является основным его действием как личности? На наш взгляд, ответ на этот вопрос можно найти у Виктора Франкла, который пишет: «Самоактуализация – это не конечное предназначение человека. Это даже не его первичное стремление. Если превратить самоактуализацию в самоцель, она вступит в противоречие с самотрансцендентностью человеческого существования. Подобно счастью, самоактуализация является лишь результатом, следствием осуществления смысла. Лишь в той мере, в какой человеку удается осуществить смысл, который он находит во внешнем мире, он осуществляет и себя. Если он намеревается актуализировать себя вместо осуществления смысла, смысл самоактуализации тут же теряется.

Я бы сказал, что самоактуализация – это непреднамеренное следствие интенциональности человеческой жизни. Никто не смог выразить это более лаконично, чем великий философ Карл Ясперс, сказавший: «Человек становится тем, что он есть, благодаря делу, которое он делает своим»

[Франкл. С. 58–59].

Утверждениям Франкла можно верить, потому что этот психотерапевт доказал их истинность собственной жизнью. Он был заключенным концентрационного лагеря во время Второй мировой войны. Там было не до самоактуализации в понимании Маслоу: какая самоактуализация, когда самые базовые потребности ущемлены – холодно, голодно, никакой уверенности не то что в завтрашнем дне, но и в ближайшем мгновении… Но ведь он психолог, и от него ждали поддержки другие, такие же узники. Он должен был им помочь. А для этого нужно откуда-то брать душевные силы:

«Я сам все время старался прибегать к средствам, позволявшим мне дистанцироваться от всего страдания, которое нас окружало. Я пытался объективировать его. Я вспоминаю, как однажды утром я шагал из лагеря на работу и чувствовал, что уже больше не в состоянии выносить голод, холод и боль в моих вздувшихся от голода и по этой причине засунутых в открытые ботинки, подмороженных и нарывающих ногах. Моя ситуация представлялась мне безотрадной и безнадежной. Тогда я представил себе, что я стою на кафедре в большом, красивом, теплом и светлом конференц-зале, собираюсь выступить с докладом под названием «Психотерапия в концентрационно лагере» и рассказываю как раз о том, что я в данный момент переживаю. С помощью этого приема мне удалось как-то подняться над ситуацией, над настоящим и над страданиями и увидеть их так, как будто они уже в прошлом, а я сам, со всеми моими страданиями, представляю собой объект научно-психологического исследования, которое я же и предпринимаю» [Франкл. С. 154].

И вот этот больной, несчастный (с точки зрения нормального – обыденного – представления о счастье) человек является опорой для многих других в концлагере. Он не просто выдерживает нечеловеческие условия жизни сам (что уже само по себе героизм), но помогает выдержать их и

окружающим его людям. Что ему помогает? Вновь лучше обратиться к его собственным размышлениям по этому поводу, потому что никакие формулировки не переживших такое не будут точны. «… нам приходилось заботиться о предотвращении самоубийств. Мы организовали службу информации, и о любом проявлении мыслей о самоубийстве или даже намерений нам незамедлительно сообщали. Что было делать? Любая попытка вновь поднять дух людей в концлагере предполагала, что нам удастся направить их на какую-то цель в будущем. Тот же, кто уже не мог больше верить в будущее, в свое будущее, был потерян. Вместе с будущим он утрачивал и духовный стержень, внутренне ломался и деградировал как телесно, так и душевно. Чаще всего это случалось довольно внезапно, в виде своеобразного кризиса, проявления которого были хорошо известны сколько- нибудь опытным заключенным. Знаменем, под которым предпринимались все попытки психотерапевтической помощи заключенным, была апелляция к воле к жизни, к продолжению жизни, к выживанию в лагере. Однако мужество жить или соответственно усталость от жизни оказывались всякий раз зависящими единственно лишь от того, имел ли человек веру в смысл жизни, его жизни. Девизом всей психотерапевтической работы в концлагере могли бы служить слова Ницше: «У кого есть Зачем жить, может вынести почти любое Как». «Зачем» – это содержание жизни, а «Как» – это были те условия жизни, которые делали жизнь в лагере столь тяжелой, что ее можно было выдержать, лишь принимая во внимание ее «Зачем». Нужно было довести до сознания заключенных, поскольку то и дело представлялась для этого возможность, это «Зачем» их жизни, их жизненную цель. Тем самым удавалось внутренне поднять их вровень с ужасающим «Как» их нынешнего существования, с кошмарами лагерной жизни и помочь им выстоять перед ними»?

[Франкл. С. 150–151].



Вопрос о степени личностной вовлеченности психолога в процесс консультирования: психолог – это человек или только роль?

Названная проблема, на наш взгляд, является такой же вечной для психологии, как для философии вопрос о первичности материи или сознания. И разрешение этой дилеммы во всяком конкретном случае индивидуально: каждый вновь приходящий в профессию человек сам для себя определяет, насколько большое место в структуре его личности будет занимать его профессиональная деятельность, и, наоборот, насколько глубоко он будет впускать себя лично (как человека – Васю, Наташу, Анну Петровну и т.д.) в процесс своего профессионального функционирования. Нет и не может быть

? Вспомним подобную же подвижническую деятельность знаменитой русской монахини в миру Матери Марии (до пострига Елизаветы Юрьевны Кузьминой-Караваевой, поэтессы Серебряного века). Оказавшись в концлагере, она до последней минуты не теряла твердости духа и помогала своим товарищам по несчастью. В ее жизни даже там был смысл – Бог и помощь Другим. Она погибла, войдя в душегубку вместо молодой матери с грудным младенцем, в последние дни войны. Эта женщина и ее жизненный подвиг

– доказательство правильности теории Франкла.

здесь строгих предписаний и даже мягких советов. Это все равно, что попытаться порекомендовать актеру входить в образ исполняемого им персонажа а 100,или на 50, или на 0 процентов. Nonsense! Все зависит от театральной школы (по Бертольду Брехту, например, актер должен быть полностью отстранен от своего героя и смотреть на него как бы со стороны; а К.С.Станиславский, напротив, был убежден, что актер должен жить в роли всей своей личностью: это не Гамлет, а ты в предлагаемых обстоятельствах). Однако для того, чтобы суметь все-таки определить свою степень вовлеченности в процесс психологической помощи, психолог должен четко представлять, чего требует от него профессия, чтобы потом не оправдывать неумение оказать квалифицированную помощь тем, что «это был не мой клиент», что «мое мировоззрение не позволяет мне работать с такого рода проблемами», что «мне не нравится, как этот клиент себя ведет», что «мне всегда были противны люди, выражающиеся матерными словами» и т.д. etc. Иными словами, несмотря на свободу выбора стиля работы, у психолога есть еще и границы, отделяющие квалифицированного мастера в его профессии и неквалифицированного не-мастера, но ремесленника, зачастую не лечащего, а калечащего души обратившихся к нему людей. Г.С.Абрамова в книге «Введение в практическую психологию» [см.: Абрамова. С. 28–32] выделила десять критериев, отличающих работу первого от деятельности второго. Каковы же эти критерии?

1) Цели психологической помощи. Квалифицированный психолог убежден в том, что его клиент – потенциально культурно- продуктивная личность, способная к личностному росту за счет нахождения собственного решения возникшей проблемы. В этом случае задача самого психолога состоит в том, чтобы способствовать нахождению этого решения, поддерживать клиента на этом пути, помогать ему выработать собственный «маршрут». Психолог же неквалифицированный стремится в первую очередь самоутвердиться за счет клиента, «провести в жизнь» свои способы решения заявленной клиентом проблемы, не учитывая того факта, что клиент – это Другой человек, что его убеждения, структура личности и просто набор биографических фактов иные, а значит, и его проблемы требуют иного решения.

2) Отклики или реакции практического психолога в ситуации профессиональной деятельности.Особенностями поведения квалифицированного психолога являются его разнообразные, адекватные моменту вербальные и невербальные реакции, а также полное отсутствие оценочности. Неквалифицированный психолог, напротив, склонен к шаблонным, стереотипным реакциям, которые сопровождаются стремлением оценить действия и личность клиента.

3) Мировоззрение (концепция) практического психолога. Рефлексивная позиция квалифицированного психолога по отношению к профессиональной деятельности и понимание сложности предмета

своего исследования и воздействия заставляет его постоянно расширять диапазон своих теоретических знаний в области психологии и практических методик психологической помощи. Неквалифицированный психолог, не имея ясной концепции своей деятельности, ограничивается рамками какой-либо одной психологической школы, причем и ее основания он, как правило, не понимает или понимает недостаточно глубоко.

4) ультурная продуктивность практического психолога.

«Квалифицированный психолог способен к выработке множества мыслей, слов и моделей поведения в своей культуре и в рамках других культур. Его индивидуальная и культурная эмпатия, наблюдательность являются основой для культурной продуктивности. Это позволяет ему присоединиться к миру клиента и идти вместе с ним по пути решения проблемы. Это позволяет квалифицированному психологу обрести понимание жизненного пути, отличного от собственного. Таким образом, квалифицированный психолог осуществляет культурную продуктивность не на основе своей Я-концепции, а на основе своего отношения к профессии практического психолога, которая предполагает высокую культурную продуктивность за счет рефлексии на содержание профессионального взаимодействия с клиентом»

[Абрамова. С. 29]. Соответственно неквалифицированный психолог строит отношения с клиентом и реализует культурную продуктивность на основе исключительно своей собственной Я-концепции, которая, как правило, в таких случаях недостаточно глубоко разработана.

5) Конфиденциальность. Квалифицированный психолог всегда соблюдает этот принцип. Более того, он владеет юридическими нормами, регулирующими те или иные нетипичные ситуации. Он четко разграничивает Заказчика психологической информации, Клиента и Пользователя психологической информации. Нарушение конфиденциальности – один из признаков неквалифицированности практического психолога.

6) Ограничения в деятельности практического психолога. Квалифицированный психолог прекрасно знает сферу своей профессиональной компетенции, свои ограничения и осознает невозможность помочь всем и всегда. Поэтому понимание и принятие своих ограничений являются для него не ударом по самолюбию, а источником профессионального роста. Неквалифицированный же психолог берется за все проблемы без ограничений, не желает сотрудничать со своими коллегами и представителями смежных специальностей (психиатрами, наркологами, нейропсихологами и т.д.), не стремится повышать уровень своей профессиональной компетенции. Г.С.Абрамова формулирует его позицию от первого лица следующим образом: «То, что я делаю как психолог, всегда правильно, так как я так считаю» [Абрамова. С. 30].

7) Межличностное влияние в работе практического психолога. Квалифицированный специалист воспринимает взаимодействие с клиентом именно как взаимодействие – как изменение в процессе общения не только чувств и состояний клиента, но и своих собственных. Неквалифицированному же психологу ошибочно кажется, что только клиент меняется под его влиянием, его же собственное состояние остается неизменным. Иными словами, он не отслеживает своей личностной вовлеченности в процесс консультирования (тренинга, диагностического сеанса и проч.). Это часто приводит к невозможности оказания психологической помощи из-за явлений, подобных контрпереносу и проч.

8) Человеческое достоинство. Уважение к клиенту – это одна из первых заповедей практического психолога. Отсутствие уважения – признак неквалифицированности и даже профессиональной непригодности практического психолога.

9) Обобщенная теория. Квалифицированный практический психолог следит за всеми разработками в научной психологической сфере, расширяет свою теоретическую подговленность. Под влиянием приобретаемых знаний он постепенно вырабатывает собственную концепцию и систему психологической помощи. При этом, даже если он и придерживается какой-либо одной теории, он всегда открыт для новых методов, если видит, что они будут полезны. Неквалифицированный психолог ригиден в своих теоретических установках и используемых методах, то есть он не осознает ограниченности своей теории, которая не является результатом его собственных наблюдений и практического опыта. Следовательно, и стремления совершенствоваться у него не возникает.

10) Отношение к обобщенной теории. Квалифицированный психолог разграничивает основное содержание любой теоретической концепции

(в том числе и своей собственной) и те моменты в ней,которые являются результатом половой, возрастной, социальной, национальной, религиозной и проч. характеристик ее автора. Это дает возможность «отделить зерна от плевел» – объективное, имеющее непосредственное отношение к реальности от субъективного, исходящего из внутреннего мира психолога-автора теории. Неквалифицированный психолог такого разграничения не проводит, что является причиной непонимания им степени объективности теории и возможности приложения ее к тем или иным реальным ситуациям.
<< Previous Next >>
= Skip to textbook content =

Особенности личности практического психолога как следствие специфики его профессии

  1. The specifics of the subject area of ​​practical psychologists
    The main features of practical psychology show the main difference between psychotechnical theory and traditional psychological knowledge. It consists in the fact that the “method that cuts and creates the space of psychotechnical work-with-object” acts as the subject of practical psychology. It is the method that acts as the central link in the system of interaction of the psychologist-practitioner with the client. And in
  2. Nikitchenko TG. Personality of a Practical Psychologist, 2011
    Личность практического психолога как субъекта профессиональной деятельности: - понятие «личность». Личность и ее профессиональные характеристики. - особенности личности практического психолога как следствие специфики его профессии. - «психолог – это не человек, а профессия». - «психолог – это прежде всего человек». - Psychological burnout syndrome: its causes, stages and methods
  3. Психология как профессия
    Психология как
  4. «Психология как профессия»
    «Психология как
  5. The most important requirements for the personality of a practical psychologist
    There are points of view according to which the success of a practical psychologist is determined, first of all, by the system of applied psychotechnics. In other words, the prevailing role is assigned to psychological and psychotherapeutic (as well as psychocorrectional and psychodiagnostic) tools, while the personality characteristics of the psychologist are considered something secondary. A similar position is inherent
  6. Additional features of the profession, as well as the difference between a psychologist and a psychiatrist and psychotherapist
    Характер работы - преимущественно в помещении, сидячий. Медицинским противопоказанием к данной профессии является: наличие инфекционных или психических заболеваний. Важно понимать, что психолог, в отличие от психотерапевта и, особенно, психиатра не имеет медицинского образования и работает только с психически здоровыми людьми, проводя профилактику и оказывая помощь в решении
  7. Practical Psychology and Its Features
    Practical psychology is a psychology focused on the needs of a wide range of educated people, at least people of a sufficient level of cultures. Understanding the nature of a real object during the work of a practical psychologist should be based not only on a specific objective representation, which is in psychological science (or its field), but also on the reality in which this object is included,
  8. Влияние самосознания подростка на другие особенности его личности
    Формирование самосознания оказывает очень большое влияние как на поведение подростка, так и на целый ряд особенностей его личности. Все исследователи подросткового возраста в старой классической психологии как у нас, так и за рубежом считали типичными для подростка такие черты, как эгоцентризм и аутизм, стремление к одиночеству и самоутверждению, «бунт» против взрослых, против каких-либо
  9. Operational stress, its causes and effects
    Operational stress is a state of multifunctional changes that appear in the patient’s body under the influence of aggressive factors of surgical intervention. The functions of the central nervous system and the endocrine system, blood circulation and respiration, liver and kidneys, immunity and metabolism are changing. In the absence of anti-stress protection, these changes become life-threatening syndromes that must be prevented.
  10. Practical Psychology as a Field of Professional Psychologists
    Practical psychology as a field of professional activity
  11. Практический психолог как творец
    Когда некоторые специалисты-практики говорят о том, что можно создать замечательный сценарий какого-либо психокоррекционного или развивающего занятия, который может транслироваться и работать — то есть быть эффективным — независимо от особенностей личности ведущего и специфики группы или отдельного клиента, это вызывает, мягко говоря, недоумение. В общем-то, в нашей жизни и тем паче в
  12. Psychology as an applied and practical direction
    At present, practical psychology can be considered not only as a sphere of application of psychological knowledge, not only as a psychological practice and a way to test speculative psychological models, but also as a new, actively developing branch of psychological science that has its own subject? study and development. As such, in our opinion, the principles, methods and
  13. Characteristics of the personality of the teacher-psychologist
    By the word "personality" people understand a holistic, mature person who has reached a high level of development, in which biological (that is, data from a person from birth) and social (acquired by him during his lifetime, during training, education and independent development) are inextricably intertwined . In addition to the general requirements for all involved in educational activities, for
  14. Практическая психологическая работа как тип деятельности психологов
    Основная цель практической психологической работы — непосредственная психологическая помощь людям, которые в ней нуждаются. Практические психологи помогают в решении проблем, возникающих в области образования, медицины, производственной деятельности, социальной и личной жизни людей. Ключевыми фигурами практической психологической работы являются заказчик, клиент и психолог. Заказчик,
  15. Psychodiagnostics as one of the areas of activity of a practical psychologist
    Psychodiagnostics is a science and practice related to the development of various methods for recognizing individual psychological characteristics of a person and the formulation of a psychological diagnosis using these methods. The word "diagnosis" has Greek roots: "dia" - difference, "gnosis" - knowledge. A practical psychologist usually does not create new psychodiagnostic techniques, he
  16. Psychological training as a method of practical psychology
    Nowadays, training groups are understood as all specially created small fupps, whose participants, with the assistance of a leading psychologist, are involved in a peculiar experience of intensive communication, focused on helping everyone in solving various psychological problems and in self-improvement (in particular, in the development of self-awareness). Group psychological training
Medical portal "MedguideBook" © 2014-2019
info@medicine-guidebook.com