home
about the project
Medical news
For authors
Licensed books on medicine
<< Previous Next >>

Prerequisites for the formation of a system for ensuring the quality of medical care in the context of healthcare reform in Russia at the turn of the XX-XXI centuries

In 1997, the concept of the development of healthcare in Russia was released, where, to one degree or another, the solution to the problems of accessibility, safety, satisfaction, and optimality of medical care to the population was considered. Today in Russia there is a sufficient legislative base for the implementation and improvement of the quality of medical care for the population, but there are still no criteria for evaluating the activities of health facilities, its units, an individual doctor and a nurse. In all hospitals in Russia, in accordance with obligations to the World Health Organization, quality assurance should be carried out systematically. But for this, many medical care management specialists in hospitals, who must implement quality assurance in practice, lack modern knowledge on this issue.

Many countries already have original quality assurance systems in healthcare. Therefore, today it is worth considering which path would be most appropriate for the system of medical institutions in the region. The transfer of foreign quality assurance systems to the region’s healthcare industry will not reach the goal, as it is necessary to take into account the regional specifics, the economic situation of the healthcare system and healthcare facilities of individual municipalities. Therefore, today there is a need to create our own concept, taking into account the conditions and needs of the health sector of the Far Eastern Federal District, which would provide for internal quality assurance, taking into account the aspect of voluntariness and the possibility of comparing different healthcare facilities. This concept should be based not on intra-departmental and extra-departmental control, penalties and “punitive” sanctions, but on the formation of moral and material motives for the staff of medical institutions to processes that, ultimately, will lead to continuous improvement of the quality of medical care.

Russian reformers in the early 90s expected that the introduction of compulsory health insurance would lead to an increase in ILC. It was assumed that the main mechanism for increasing the level of medical care for the population will be the increase in the level of responsibility of medical institutions to patients and the dynamic development of the system of internal and external control. However, the practice of more than a ten-year period has shown that the efforts of insurance companies in the field of ILC control are severely limited by the scope of their economic interests - analysis of accounts (registers), their thorough verification and search for ways to avoid unnecessary costs or reduce existing ones. In most cases, domestic insurers did not care about consumer demand and the interests of the insured in obtaining medical services of acceptable quality.

Therefore, among the problems of the transition period with the introduction of medical insurance in the Far Eastern Federal District, it is worth noting the unresolved problem of the legal and regulatory framework, the problem of the efficient use of financial resources of compulsory medical insurance funds and the problem of protecting the rights of patients as consumers of medical services.

For many years, health care at the federal and territorial levels has been entrusted with many functions that are not characteristic of this service in solving the tasks of the social plan and protecting public health in its broad sense, starting from the state of the environment and ending with the lifestyle of patients. The real goal of the healthcare system was and remains the organization of medical assistance to the population. Developing in this direction, domestic health care has accumulated considerable potential, represented by a wide network of medical institutions and pharmacies, a huge army of medical and administrative workers.

The quantitative accumulations of the healthcare industry by the beginning of the 90s of the XX century turned out to be so large that they became a “brake” in realizing the direct tasks of a system that began to exist and serve itself, and the content of the accumulated potential became an end in itself. Unfortunately, the patient, as a consumer of medical services, was lost in the domestic health care system, and the task of improving the quality and accessibility of medical care receded into the background, giving way to a strategy for preserving the hospital bed capacity even when it is empty, and strategies for retaining staff even then. when it is not loaded with work, the acquisition of expensive equipment that will still stand idle, etc.?

Far from optimal budget allocations, similar tariffs for medical care provided in the compulsory medical insurance system, tightly limited financing system, lack of interest of medical personnel in the results of their work, equalization in the distribution of the payment fund do not ensure the development of quality medical care. The practice of the health care system in 1995–2005 was characterized by priority areas of financing, first of all, the salaries of staff, and only then the costs associated with medical technologies, a paradox that is typical for many territories of the Far Eastern Federal District. In this situation, the system of compulsory medical insurance, insurance medical organizations, the center of the complex of interests of which should be the insured citizen and his right to quality and safe medical care, should have his say. Unfortunately, this did not happen.

Since 1993, in the majority of constituent entities of the Russian Far East, the Far Eastern Federal District, health authorities, territorial compulsory health insurance funds, and medical insurance companies have carried out about half a million different examinations; financial resources that are commensurate in volume with the budget of a large multidisciplinary hospital have been spent. However, the real level of quality of medical care in the region over the years has significantly decreased, which is reflected in those regional indicators of public health that cannot be “adjusted” when generating reporting data for higher-ranking officials. These include an increase in the incidence rate in terms of accessibility, mortality rates for the able-bodied population, hospital mortality, primary incidence of disability, indicators of postoperative complications and postoperative mortality, patients' opinions on the quality of services, etc. In the current situation in regional healthcare, the authorities require a clear position on protecting the rights of patients to the availability and quality of medical services in the framework of the state guarantees program.

The legislative basis for upholding the interests of patients' rights is the norms of the laws of the Russian Federation “On medical insurance of citizens of the Russian Federation” and “On the protection of consumer rights”. In the first of these, the insured citizen is considered as an equal subject of medical insurance together with other entities: medical institutions, policyholders and insurers. In the second, the insured citizen is considered as a consumer of medical services, and the norms of the law apply to him as a consumer of one of many types of services, since a medical service is considered as a kind of product that must have certain characteristics, namely: cost and quality.

The real situation today in organizing the protection of the rights of consumers of medical services has several obstacles, the overcoming of which will require certain efforts on the part of all subjects of medical insurance.

• In all countries of the world, the demand for an adequate level of medical care is not fully satisfied. In principle, there are no restrictions on the desire to receive the highest possible level of medical care, although life expectancy is increasing in some countries, but environmental problems and labor intensity are growing in parallel. For these reasons, and also because of the increase in the proportion of older people among the population, the incidence rate does not decrease. In Russia, this situation has a tendency to aggravate, since with a crisis in the economy and a decrease in the standard of living of the bulk of the population, the health index of the population as a whole decreases. At the same time, investments in health protection are lower than in most countries of the world, and there is a tendency to decrease them in the future.

• Low level of extrabudgetary investments in health care, since in the market of goods and services, services for protecting public health, the necessary goods for providing medical technologies in their importance occupy the last places in the rating, which does not correspond to the high priority of real needs for these services among others human needs.

• The effectiveness of investment projects in health protection is relatively low, since decision-makers regarding the formation of a base of services to maintain the health of the population of Russia are not competent at the time of decision-making, since they do not have knowledge of a specific situation and do not have a clear concept of protecting public health during the transition .

• The formation of demand for health maintenance services is largely determined by improper upbringing, propaganda, fashion, subjective desires, advertising, the monopoly of service providers and interested departments. The true need is significantly different from the demand thus formed and is practically unknown to the consumer of services - the patient. Moreover, the latter often does not feel the need to know his true needs due to the fact that for many years he was inspired by the concepts of free medical care and the state’s obligations to protect health, ensure his healthy lifestyle, working and resting conditions.

• A doctor or a nurse is only morally, by virtue of their professional duty, interested in the final effect of the services they provide. Materially, they are interested in having more patients, rather than healthy ones, with more visits to the doctor, surgical interventions, medical procedures, resuscitation patients, and ultimately, paradoxically but financially, they are more beneficial in increasing the number of sick citizens.

• In fact, there is no systematic legislative base for the production of services in Russia related to health protection; the latter are produced on the basis of regulatory orders, orders, and by no means laws. No standards for services. The system of certification and licensing of medical activities is in its infancy, and the procedures themselves are implemented to a large extent formally, producing a heap of various "papers", which often have nothing to do with the current situation in medical institutions.

• The role of modern medical and information technologies is being diminished, and their implementation is being hindered. The main reason for this is a sharp reduction in the treatment of patients with the implementation of modern medical technologies and the inability to use the system of additions when implementing information technologies.

At the same time, the proposed health care reform in Russia, which cannot be replaced by any local, context-sensitive strategies, even “priorities” financed by the initiative of the President of the Russian Federation and activities in the form of salary increases and financing the training of district and general practitioners, the construction of federal centers high medical technology, etc., is postponed from day to day. But the latter should have several initial premises. In particular:

• Efficient use of available resources.

• Restoring the preventive focus of all public health programs without exception.

• Structural adjustment of inpatient and primary health care.

• Equalizing opportunities for qualified assistance to residents of different regions.

• Creation of a system of competing medical practice services, acting according to the laws of the market.

• Formation of material and moral interest of doctors and medical personnel in effective work and high quality of service, etc.

At the beginning of the XXI century, the Russian Federation has a sufficient legislative base for implementing and improving the quality of medical care for the population, but there are still no criteria for evaluating the activities of medical facilities, its units, an individual doctor and a nurse. In all medical facilities in Russia, in accordance with obligations to WHO, quality assurance should be carried out systematically. But for this, many medical care management specialists in hospitals, who must implement quality assurance in practice, lack modern knowledge on this issue. In particular, many specialists in regional healthcare facilities believe that medical personnel, and not technological processes, are sources of a high level of quality. The reasons for the low level of quality, in their opinion, are the so-called. “Medical errors”, and not the backwardness of the structural components of healthcare facilities, the low level of management of medical institutions and the “grandfather” medical care technologies. In our opinion, the problems of providing ILCs in the region should be considered comprehensively, not being confined to the solution of one direction or another.

In the majority of the constituent entities of the Russian Far East Federal District, the internal reserves of the state health care system have actually been exhausted over the past 15 years, as the “fatigue” of the structure of the healthcare industry has accumulated. The depreciation depreciation of the fixed assets of most hospitals exceeds 60-70%, and the human, material, technical and financial resources do not allow the provision of medical services within the framework of the standards of modern organizational technologies, in particular, organizational technologies for the prevention of mass diseases are not implemented, the “treatment” approach is prevailing everywhere the provision of medical care. Under these conditions, the efficiency and timeliness of diagnosis and treatment of patients sharply decreased, which affected the state of public health, the demographic situation, etc.

The priority impact on the quality and accessibility of medical care to the population in the conditions of economic instability in the region is played by the provision of human resources. This defines the personnel policy as one of the priorities in the management and development of modern healthcare in the Russian Federation. Medical personnel are the most stable element of the healthcare system, the bearer of its traditions and experience. Current problems in the formation of labor resources in the healthcare sector are associated with a shortage of primary medical care personnel, an excess of narrow-profile specialists and an excessive concentration of medical workers in large cities.

In the structure of providing specialized care in Russia, the number of medical personnel is more than 60% in outpatient facilities and more than 85% in inpatient facilities (Preobrazhenskaya V.S., Zarubina A.V., 2002). An overabundance of doctors of "narrow" specialists usually leads to unreasonably frequent use of expensive medical procedures. This, in turn, increases the cost of medical care and reduces its quality.

Studies conducted in the framework of the preparation of the Concept for the Development of Healthcare and Medical Science in the Russian Federation showed that an increase in the number of surgeons by 10% leads to an increase in the number of surgical operations by 3-4%. World experience indicates that the optimal ratio can be adopted in which the proportion of "narrow" specialists is about 25% of the total number of doctors.

In modern socio-economic conditions, a special role should be assigned to optimizing the personnel policy and social protection of healthcare workers.
At the same time, it should be noted that, with a few exceptions, the personnel policy in the healthcare sector of most territories of the Far Eastern Federal District is unsystematic in nature, which has led to a glut of doctors from regional and regional medical institutions, large clinics, and city hospitals. A stable outflow of personnel from rural medical outpatient clinics and district hospitals, as well as from primary health care institutions, has formed.

The consequences of such a “personnel policy” began to be felt in the 90s of the last century, when it was precisely for this reason that certain types of even qualified medical care, not to mention its specialized types, became inaccessible to the population of remote northern and rural areas of the Far Eastern Federal District.

Analyzing the problem of staffing of the healthcare system in the Far Eastern Federal District territories, one should speak not so much about the shortage of doctors as such, but about the problem of their uniform distribution. In the Far Eastern Federal District, in 2001 and subsequent years, the indicator of the provision of the population with doctors amounted to more than 42 per 10 thousand people, which practically corresponds to the all-Russian indicator. Between 1990 and 2005 only in 3 subjects of the federation there was an increase in the provision of the population with doctors: the Amur Region, the Republic of Sakha (Yakutia) and the Chukotka Autonomous Region.

Обеспеченность средним медицинским персоналом в целом по ДВФО всегда была ниже среднероссийского и, так же как и в России, с 1990 по 2005 гг. этот показатель снижался. Рост уровня обеспеченности средними медицинскими работниками наблюдался только в Амурской области, ЕАО и в Республике Саха (Якутия).

В настоящее время ни один субъект РФ, входящий в состав Дальневосточного федерального округа, не укомплектован полностью медицинским персоналом. Практически во всех территориях ДВФО отмечается снижение как числа занятых должностей врачей и средних медицинских работников, так и числа физических лиц.

Штатным расписанием лечебных учреждений округа в последние годы предусмотрено около 39 тыс. врачебных должностей, из которых занято всего около 36,8 тыс. На занятых должностях работает чуть более 24,8 тыс. врачей – физических лиц. Таким образом, укомплектованность врачами с учетом совместительства выглядит относительно благополучно и составляет около 94 %. Иная ситуация наблюдается при анализе укомплектованности врачами - физическими лицами. Этот показатель колеблется в различных субъектах федерации ДВФО от 46,0% до 69,6% и в среднем по округу составляет 63,5%.

Аналогичная ситуация складывается с укомплектованностью учреждений здравоохранения ДВФО средним медицинским персоналом. Из имеющихся в округе около 81,8 тыс. должностей средних медицинских работников занято более 79,2 тыс., таким образом, укомплектованность кадрами среднего медицинского персонала с учетом совместительства составляет в среднем по округу 95,4%. Число работников - физических лиц на занятых должностях – более 56,8 тыс., показатель укомплектованности без учета совместительства составляет более 67 %.

• Это явление напрямую связано с оттоком врачебных кадров в более благополучные регионы Российской Федерации, ближнего и дальнего зарубежья. Немаловажную роль в нехватке и оттоке медицинских кадров из отрасли здравоохранения округа играет относительно низкая заработная плата медицинских работников, слабая социальная защищенность, и, как следствие, спад престижности профессии.

Одной из важных проблем кадрового обеспечения системы здравоохранения ДВФО является устойчивый рост лиц предпенсионного и пенсионного возраста в составе рабочей силы. За период с 2000 по 2005 гг. в округе увеличение числа женщин-врачей в возрасте старше 50 лет произошло в 6 субъектах федерации (Амурской, Камчатской, Магаданской, Сахалинской областях, Еврейской автономная области и Корякском автономном округе). В среднем количество специалистов такого возраста составляет около 30% от всех работающих женщин-врачей.

Среди мужчин-врачей наблюдается аналогичная картина: увеличение доли мужчин предпенсионного и пенсионного возраста произошло среди врачей Амурской, Камчатской, Магаданской, Сахалинской областей, Корякского автономного округа и Республики Саха (Якутия). В среднем по округу количество мужчин-врачей старше 55 лет составляет более 20% от общего числа работающих врачей мужского пола.

Увеличение доли пожилых возрастов в составе рабочей силы происходит как вследствие ухода молодых специалистов из системы здравоохранения, так и в результате недостаточного их притока в отрасль, т.е. нежелания выпускников образовательных медицинских учреждений работать в лечебных учреждениях, особенно в отдаленных районах и сельской местности. Естественная и миграционная убыль врачей еще более осложнит ситуацию, так как за период реформ так и не были созданы реальные механизмы привлечения в первичное звено молодых специалистов. Об этом же свидетельствуют и данные социологического исследования студентов выпускных курсов Дальневосточного государственного медицинского университета.

Прогнозирование кадрового обеспечения системы здравоохранения позволяет говорить о приближающейся «критической точке», когда количество практикующих врачей не сможет в полной мере обеспечить предоставление населению необходимых видов и объемов медицинской помощи, гарантированных государством, даже на уровне последних лет. Острота вопроса заключается еще и в том, что цикл подготовки квалифицированного врача занимает не менее 7 лет.

Направленная на решение этой проблемы действующая сегодня в России система целевой подготовки специалистов здравоохранения в условиях отсутствия современного нормативно-правового обеспечения этой работы не только не дает необходимого результата, но и приводит к неэффективному расходованию бюджетных средств. «Целевое» обучение молодых специалистов еще не гарантирует возврата их на работу в учреждения здравоохранения территории, предоставившей им целевое направление.

Анализ целевой формы подготовки специалистов показывает, что она помогает решить кадровую проблему, но конечная ее эффективность невысока, так как не позволяет закреплять кадры в отдаленных территориях. Безусловно, проблемы закрепления специалистов в значительной степени связаны с социально-экономическими причинами, но есть и другой, профессиональный компонент. Система здравоохранения субъектов федерации до сих пор ориентирована на специалистов «узкого» профиля, которые стремятся работать в специализированных учреждениях, а не в первичном звене.

• Провозглашенный в России переход на оказание первичной медицинской помощи силами врачей общей (семейной) практики в Дальневосточном федеральном округе так и не состоялся. Причем, по нашему мнению, причины не столько в отсутствии организационных и экономических механизмов работы ВОП, сколько в отсутствии заинтересованности и целенаправленной работы организаторов здравоохранения регионального уровня управления. По этой же причине и количество подготовленных за последние годы врачей общей (семейной) практики (менее 150) далеко от реальной потребности в них (около 2500).

• В результате проводимой «реформы» старая система оказания ПМСП разрушается, а новая – не создана. Дефекты работы амбулаторно-поликлинической помощи приводят к переносу части не оказанной медицинской помощи не только на стационарный этап, но и на скорую медицинскую помощь (СМП). Так, в отдельных территориях ДВФО уровень обращаемости за СМП составляет 544 на 1000 населения (Корякский АО), 514 (Чукотский АО), 447 (Магаданская область), 442 (Сахалинская область), 397 (Хабаровский край). Однако в отдельных муниципальных образованиях регионов этот показатель достигает 1000 вызовов СМП на 1000 населения. Иными словами, силами дорогостоящей скорой медицинской помощи оказывается ПМСП.

В течение последних 10 лет нарушилась доступность населению отдаленных северных и большинства сельских районов ДВФО многих видов медицинской помощи, в основе чего лежит значительный отток квалифицированных медицинских кадров – врачей, фельдшеров, медицинских сестер. Значительная часть видов и объемов медицинской помощи, которые ранее оказывались Центральными районными больницами, переместилась в краевые (областные) и межрайонные ЛПУ, где стоимость ее оказания значительно выше.

Имеются и значительные структурные диспропорции обеспечения кадрами. Особенно это опасно в небольших муниципальных образованиях, где недостаток 1-2-х участковых врачей практически разрушает участковую службу, т.к. оставшиеся врачи не в состоянии полностью обеспечить качественную амбулаторно-поликлиническую и стационарную медицинскую помощь. Более того, укомплектованность врачами учреждений ПМСП приближается к критическому порогу даже в отдельных административных центрах субъектов РФ ДВФО (гг. Биробиджан, Южно-Сахалинск, Магадан).

В большинстве территориальных поликлиник дефицит участковых терапевтов и педиатров (физических лиц) давно превысил уровень ? (а в ряде поликлиник он достигает более Ѕ) от числа врачебных участков, что крайне неблагоприятно отражается не только на медицинской помощи, но и на выполнении профилактических программ. На фоне этого число узких специалистов превышает число участковых врачей (врачей общей практики), и тенденция структурных диспропорций стремительно нарастает. Опросы студентов старших курсов и врачей-интернов медицинских вузов региона показывают, что даже значительное повышение заработной платы участковым врачам в начале 2006 года не повлияет на их решение работать за пределами ЛПУ системы ПМСП.

На Дальнем Востоке России большинство территорий имеют низкую плотность населения, слабо развитую транспортную инфраструктуру, низкий уровень доходов семей, а значительная часть дальневосточников проживает в небольших городах (15-25 тыс.), рабочих поселках (3-5 тыс.) и селах (0,5-1,5 тыс.), отделенных друг от друга огромными расстояниями, что требует соответствующей системы организации медицинской помощи. Вполне естественно, что в ЛПУ таких населенных пунктов рационально использовать специалиста, владеющего широким спектром знаний и умений, т.е. врача общей (семейной) практики.

В условиях все большего влияния экономических механизмов на управление ЛПУ сегодня с высокой долей определенности необходимо ответить на два ключевых вопроса: насколько востребован врач широкого профиля в отрасли здравоохранения ДВФО и готов ли сегодня образовательный сектор отрасли удовлетворить существующую потребность?

Мировой опыт развития здравоохранения показывает, что специалист широкого профиля достаточно востребован, особенно в странах и регионах с невысокой плотностью населения. Этот факт позволяет утверждать, что для Дальнего Востока России с ее неравномерным распределением жителей такой специалист не только желателен, но и необходим.

Решение проблемы оттока кадров из первичного звена здравоохранения и укрепление этой структуры лежит в плоскости оперативного улучшения их социального (материального) положения с использованием прямых или косвенных методов (либо путем прямых доплат из специально созданного фонда, за счет создания условий, при которых врачи могли бы легально самостоятельно зарабатывать дополнительные средства). Одним из возможных инструментов воздействия на ситуацию может стать переход на подушевое финансирование оказания первичной медико-санитарной помощи населению.

Одним из наиболее сложных разделов кадровой политики является планирование. Эмпирические подходы к планированию ведут к ошибочным решениям, в связи с чем достижение адекватной численности и профильной структуры медицинских работников возможно только при использовании научно обоснованных подходов на базе статистического и экспертного методов целенаправленного исследования. Планы развития кадров здравоохранения региона должны учитывать социально-экономические, демографические, культурные факторы и этнические особенности населения.

К сожалению, в территориях Дальневосточного федерального округа реформирование отрасли здравоохранения идет крайне медленно. Как правило, это всего лишь «имитация» реформ. До сих пор почти не сдвинулась с места реорганизация амбулаторно-поликлинической помощи по принципу врача общей (семейной) практики, продолжается быстрыми темпами разрушение сельской медицины, «не идет» реорганизация службы скорой медицинской помощи, большая часть ресурсов отрасли (более 70%) вкладывается в стационарную помощь и, особенно, в высокоспециализированные дорогостоящие ее виды и т.п.

В связи с этим особое место в кадровой работе должна занимать подготовка управленческих кадров. Реализация реформы без квалифицированных организаторов здравоохранения невозможна. Национальная политика в области подготовки кадров для здравоохранения должна предусматривать и подготовку руководителей, и усиление менеджерских возможностей персонала. В реальной ситуации Дальнего Востока большинство главных врачей ЛПУ региона и специалистов органов управления здравоохранением различного уровня не имеют базовой подготовки по управлению (первичной специализации по общественному здоровью и организации здравоохранения), хотя у многих из них в наличии т.н. «сертификаты специалиста». Последние свидетельствуют о том, что они выданы в результате окончания чаще всего дорогостоящих курсов переподготовки по менеджменту по урезанным 7-14-дневным программам в России или за рубежом в рамках т.н. «образовательного туризма».

Ряд целей, провозглашенных в Концепции развития здравоохранения и медицинской науки в Российской Федерации, не достигнуты не только из-за недостаточности финансирования отрасли, но и во многом «благодаря» сложившейся кадровой политики среди организаторов здравоохранения регионального и муниципального уровней при реформировании здравоохранения в 90-е годы. В ряде субъектов Российской Федерации это привело к многочисленным кадровым перестановкам, приходу к управлению органами здравоохранения «политических» руководителей, а не менеджеров.

Стихийное формирование региональных систем управления, отсутствие преемственности, когда смена регионального лидера (главы администрации) влечет за собой тотальную или субтотальную смену «команды» - руководителей высшего и среднего звена в региональных органах управления здравоохранением, ведет к изменению парадигмы и приоритетов развития отрасли в регионе, иногда – во многом отличающиеся от реализованных в предшествующем периоде.

Результаты анализа кадровой ситуации в отрасли здравоохранения ДВФО показывают, что для проведения реформ с целью повышения эффективности и качества медицинской помощи в сложных условиях Дальнего Востока необходима самостоятельная целевая программа подготовки руководителей органов управления здравоохранением (менеджеров). Подготовка должна проводиться на специальном факультете ведущего медицинского вуза Дальнего Востока, а программа подготовки должна включать вопросы системного анализа, стратегического планирования и прогнозирования, антикризисного управления отраслью в условиях рыночной экономики и др.
<< Previous Next >>
= Skip to textbook content =

Предпосылки формирования системы обеспечения качества медицинской помощи в условиях реформирования здравоохранения России на рубеже XX-XXI веков

  1. Состояние системы обеспечения качества медицинской помощи в отрасли здравоохранения
    Надо, чтобы условия, а не управляющие заставляли людей работать. Рютаро Хасимото Одной из важнейших задач здравоохранения, сформулированной в Концепции развития здравоохранения и медицинской науки в РФ и Программе государственных гарантий обеспечения граждан РФ бесплатной медицинской помощью, является оказание качественной и доступной медицинской помощи населению с учетом недостаточного
  2. Пищита А.Н.. Совершенствование правового обеспечения медицинской деятельности в условиях реформирования здравоохранения Российской Федерации, 2007
    Introduction Разработка теоретико-правовой модели развития законодательства в сфере здравоохранения России. Современные проблемы нормативно-правового обеспечения отечественного здравоохранения. Основные принципы совершенствования медицинского законодательства в условиях реформирования здравоохранения РФ. Определение приоритетных направлений совершенствования медицинского законодательства
  3. Предпосылки внедрения перспективной модели управления качеством и эффективностью медицинской помощи в условиях рынка
    Каждая страна должна рассчитывать, прежде всего, на свой собственный природный, трудовой и интеллектуальный потенциал Р. Нигматуллин Всем, кто не остался равнодушным к падению престижа и деградации отечественной медицины, следует задуматься. Ведь за относительно короткий промежуток времени с 1986 по 2000 год уровень состояния здоровья населения России опустился с 26 места до 130 (между Перу
  4. The main directions of reforming the healthcare system in Russia. Organization of primary health care on the basis of a general practitioner (family doctor)
    LESSON PURPOSE: to study the main directions of the reorganization of the medical care system for the population of the Russian Federation. To study the models of organization of work of a general practitioner, the functional responsibilities of medical personnel working on the principle of general practice, and criteria for evaluating the performance of a general practitioner. Master the technique of analysis of the activities of a general practitioner. METHODOLOGY
  5. Unresolved problems of ensuring the quality of medical care to the population of the Russian Far East
    The “shoulders” of doctors and nurses bear a heavy burden of responsibility for the quality of medical services provided. Russian society still perceives medical workers as a certain category of people dressed in white clothes and having taken the Hippocratic oath, who should work for the good of that very society, denying itself the most necessary. For example, in obtaining a decent salary
  6. На пути к формированию единых принципов сбора информации для обеспечения качества и эффективности медицинской помощи
    В настоящее время отечественное здравоохранение переживает не только финансовый, но еще более рискованный по своим последствиям управленческий кризис. Вследствие низкого качества управления отраслью ограниченные финансовые средства расходуются крайне нерационально. Ресурсный дефицит в здравоохранении всегда был велик. Не менее острым он будет и в XXI веке. Перед распорядителями кредитов постоянно
  7. Основные принципы совершенствования медицинского законодательства в условиях реформирования здравоохранения РФ
    Трансформация форм и методов государственного управления в сфере здравоохранения происходит в условиях реформирования не только здравоохранения. С каждым годом все более ощутимой становится потребность в приведении нормативно-правовой базы здравоохранения в соответствие с требованиями рыночной экономики, современного международного права, в обобщении практического опыта и накопленных
  8. Определение приоритетных направлений совершенствования медицинского законодательства в условиях реформирования отечественного здравоохранения
    За прошедшее с начала 90-х годов время в Российской Федерации произошли существенные изменения в экономической, политической, социальной сферах общественной жизни. Ухудшилась демографическая ситуация. Смертность населения превышает таковые показатели развитых стран в несколько раз и составляет 16 человек на 1000 населения. Снизилась рождаемость, убыль населения составляет более 460 000 человек
  9. Lesson 9 Topic: SOCIAL, ECONOMIC AND THEORETICAL BACKGROUND OF FORMING A MEDICAL CASE IN RUSSIA IN THE XIX CENTURY. ZEMA MEDICINE
    Goals and objectives: 1. To acquaint students with the socio-political and socio-economic situation in the country. Influence on the internal situation in Russia of political events. 2. To familiarize with the state of medical affairs in Russia in the second half of the 19th century. The logical structure and the main elements of the lesson: To characterize the socio-economic shifts that occurred in Russia during
  10. Юридическое обеспечение системы медицинского образования в России
    Необходимость историко-правовых исследований в области медицинского образования в контексте исследования, посвященного юридическому обеспечению здравоохранения, представляется в достаточной степени обоснованной. Причин, объясняющих подобную точку зрения достаточно много, основными из них являются: - медицинское образование в организационно-правовом аспекте имеет непосредственное отношение к
  11. Обеспечение качества медицинской помощи в работе службы СМП
    Качество медицинской помощи (КМП) — это совокупность ее характеристик, удовлетворяющая потребности граждан в эффективном предупреждении и лечении заболеваний, повышении качества жизни и увеличении ее продолжительности. Более простое и понятное определение КМП — это когда делают то, что нужно, когда нужно и как нужно. Управление качеством медицинской помощи направлено на получение максимально
Medical portal "MedguideBook" © 2014-2019
info@medicine-guidebook.com