home
about the project
Medical news
For authors
Licensed books on medicine
<< Previous Next >>

Personality development during adulthood. Regulatory-crises of adulthood

Personality development during adulthood is still one of the most complex and insufficiently studied problems of psychology. For example, psychoanalytic theories focus more on cases of personality abnormalities, pathological variants. The norm is considered as a condition of the absence of symptoms of the disease. Another approach, developed from the standpoint of humanistic psychology, absolutizes prominent representatives of self-actualizing personalities.

The period of maturity of a person is sometimes seen as a kind of target state toward which social and psychological development is directed, and then a simple change in personality traits occurs. Many modern domestic and foreign psychologists believe that a person is capable of self-development, and especially at the time of maturity. However, a simple statement of this provision is completely insufficient; full, deep and accurate knowledge of the laws and factors of this development is necessary.

Age-psychological and acmeological concept of adulthood. ON THE. Rybnikov in the 1920s proposed to call “acmeology” a special section of developmental psychology that studies the patterns of development of an adult. This idea has been embodied in recent decades in the allocation of an independent scientific discipline of acmeology, which studies the phenomenology, patterns and mechanisms of human development at the stage of its maturity. Acmeology studies the ways, means, conditions of a person’s heyday as an individual (physical perfection), as a bright personality, a talented subject of activity and an original individuality, as well as a citizen, parent, spouse, friend.

Acmeology and developmental psychology use the biographical method in its various forms: collecting and comparing biographical material, spontaneous and provoked autobiographies, synthesizing typical stories of personality movement in adulthood, questionnaires, interviews, tests, eyewitness accounts, content analysis of diaries, notebooks, letters . Literary and clinical material is also used for analysis.

The phenomenon of acme. According to A.A. Bodalev, the “peak in the development” of an adult, the peak of maturity, the acme phenomenon is a multidimensional state, varied and variable, and peaks in different “forms”, as a rule, are reached at the same time. Tracking a person’s life path, characteristics of development separately and their integration testifies to the importance of each “step” (infancy, pre-school and pre-school age, etc.) in preparing the content and form of manifestation of a person’s future macroacme. In the biographies of prominent people who left a noticeable mark in culture and science, microacmas are seen at each age stage of their life, peculiar precursors of future achievements.

Comparison of acme in different people shows that its manifestation can be local, within the same field of activity, one field of knowledge, and can be wide, covering a wide range (a striking example of acme is in Leonardo da Vinci, M.V. Lomonosov, which took place as scientists - encyclopedists and at the same time as artists). By level, by “caliber”, acme can be an extremely high, socially significant breakthrough, and it can be ordinary and reproductive, and even pseudoacme (puffed achievements, authority, recognition). Other characteristics of the acme phenomenon are the time it takes for a person to achieve it and the duration of implementation.

Personal acme as one of the most important components of the pinnacle of maturity is based on spiritual and moral values ​​that have become deeply significant personal values ​​of a person that he is ready to defend effectively. The integrity of a person as a person is determined by the harmony of the ensemble of relations to different sides of reality, to the past and future, to close and distant people and the dominance of certain values. In extreme conditions, the depth of commitment to certain values ​​and orientations is revealed very clearly. Academician N.I. Vavilov said:

“We will burn, but we will not give up our convictions.”

There are a number of factors that help or hinder the achievement of acme by a person:

- social macro-factors (socio-economic conditions of modern society, the specific historical time of his life, social affiliation, specific social situation, person's age, gender);

- social microfactors family, school, other educational institutions, production team, the influence of individual family members, teachers, social circle);

- a factor of self-development - a person’s own work on himself, continuous activity of the inner world.

According to A.A. Bodalev, the progress of self-development of an adult involves the following neoplasms: 1) changes in the motivational sphere with an increasing reflection of universal values; 2) increase in intellectual skill

plan and then practically carry out acts and deeds in accordance with these values; 3) the emergence of a greater ability to mobilize oneself to overcome difficulties of an objective nature; 4) a more objective assessment of their strengths and weaknesses, their readiness for new, more complex acts and responsible acts. An essential point is the uneven or heterochronous appearance of neoplasms, the relationship in their development, when the appearance of some is a condition for triggering the development of others or reaching a higher level by them. Thus, the strengthening of achievement motivation creates the conditions for the development of human abilities, which allows us to solve more difficult tasks, achieve success and feel it, gives rise to the setting of new goals.

A significant area of ​​research is the problem “meaning of life and age”. The meaning of life is considered as an integrating formation in the mental development of a person, which allows the subject to transform ideas about his own life as a set of separate age stages into a “single line of life”.

Age crises of adulthood. In Western psychology, the consideration of age-related crises is one of the most important approaches to the analysis of development during adulthood.

Some age periods for which personality shifts most often occur can be identified: about 20 years, about 30 years (2–8–34), 40–45, 55–60 years, and, finally, at a late age. The chronological dates of normative age crises are very approximate. The moment of occurrence, duration, severity of the passage of crises during adulthood can vary significantly depending on personal circumstances of life. The driving force behind the development is the internal desire for growth and self-improvement, a number of external factors acting on the principle of the “trigger” are also important. Among the circumstances that provoke the crisis, there are sharp changes in health status (sudden illness, prolonged and severe illness, hormonal changes), economic and political events, changing conditions, requirements, social expectations, etc. Under the pressure of social cataclysms, a double crisis may arise (imposing a social crisis on the age crisis), which exacerbates its course and sets up a deeper understanding of life.

Moreover, the course of the critical period may be different. Not all researchers support the idea of ​​the “crisis” of this period. The crisis model includes a deliberately negative component: weakness in opposing changed circumstances, collapse of illusions, failure, painful experience of dissatisfaction. Some consider the transition model to be more appropriate when upcoming changes (status, etc.) are planned and the person is able to cope with difficulties.

“The second half of life” of man was very interested in C. Jung. He regarded the middle of life as a critical moment when there is a "deep, amazing change in the soul." Forced socialization is replaced by a line of self-development. In adulthood, a person must carry out the internal work of self-knowledge, which Jung called "individuation." At this age, a person is able to integrate in his self as

“Feminine” and “masculine” principles, to unite all aspects of personality around the self, to find harmony between themselves and the world around them. In the second half of life, a person through balancing and integrating various elements of the personality can gain the highest level of development of his personality, relying on symbolic and religious experience. According to Jung, very few achieve this highest level of personality development.

D. Levinson's approach to the analysis of the life process of adults has gained wide popularity. Levinson studied a group of 40 American men aged 35 to 45 years, having conducted a 15-hour biographical interview with each of them, and also studied the biographies of great people. His goal was to find stable, regular characteristics of development in adulthood, to identify periods when a person needs to solve certain problems and create new structures of life.

As a result, three main eras were identified in the life cycle of a man, each of which lasts about 20 years. During each era, the individual builds the structure of life,

implements it in a way of life until it exhausts all the tasks and proceeds to the next stage, starting all over again. For most men, the focus is on relationships at work and in the family.

Levinson highlighted transitions:

- to early adulthood - 17 - 22 years;

- Transition of the 30th anniversary - 28 - 33 years;

- to middle adulthood - 40–45 years old;

- Transition of the 50th anniversary - 50–55 years;

- The transition to late adulthood - 60 —65 years.

Entry into adulthood, the period of beginnings, falls on the age from 17 to 33 years. To fully become an adult, a young man must cope with four tasks that arise in the development process:

1) to link dreams of achievements and reality: baseless fantasies and completely unattainable goals, as well as a complete lack of dreams, do not contribute to growth;

2) find a mentor to make the transition from parent-child relationships to relationships in the world of adult peers;

3) build a career;

4) to establish intimate relationships by establishing them with a “special woman” (Levinson's term), which will help him enter the adult world, which will encourage his hopes, endure his addictive behavior and other shortcomings, contribute to the realization of a dream, making the partner feel like a hero.

The transitional periods, according to Levinson, are stressful, since at this time goals, values ​​and lifestyle are subject to revision and reassessment.

Inspired by the search for Levinson, the American researcher G. Shiha used the autobiographical method in a comparative analysis of the life of spouses. Her findings largely confirmed the data of Levinson.

So, the first crisis from (2 0 - 22 years) - the transition to early adulthood, the crisis of "separation from parental roots." The main tasks and problems of youth: clarification of life plans and the beginning of their implementation; searches for oneself, development of individuality; final awareness of oneself as an adult with their rights and obligations, choice of spouse and creation of their own family; specialization and mastery in professional activities.

About 30 years - the transition to middle adulthood, the "golden age", the period of highest working capacity and bestowal. 30 years is the age of the regulatory crisis of adulthood associated with the discrepancy between the area of ​​cash and the area of ​​the possible, desired, experienced in the form of anxiety and doubt. Since I was 30 years old, I am connected with the task of correcting a life plan from the height of my experience, creating a more rational and orderly structure of life both in my professional activity and in my family. Trying to overcome unpleasant feelings, a person comes to reassessment of previous elections - spouse, career, life goals. Often there is a desire for a radical change in lifestyle; early marriage breakdowns; professional reorientation, which without personal restructuring, without in-depth reflection often turn out to be just “illusory” ways out of the crisis.

The period after 30 years - “roots and expansion” - is associated with the solution of material and housing problems, career advancement, expansion of social ties, as well as an analysis of one’s origins and the gradual adoption of parts of oneself that were previously ignored.

The midlife crisis, the crises from the 40th anniversary, received the greatest fame and at the same time the most controversial assessments. The first signs of a crisis, disorder of the inner world - a change in attitude towards what used to seem important, significant, interesting or, on the contrary, repulsive. The crisis of identity is expressed in the experience of a sense of non-identity with oneself, that which has become different.

At least one of the moments of the crisis is connected with the problem of diminishing physical forces and attractiveness. The discovery of diminishing vitality is a fierce blow to self-esteem and self-concept.



Jack London in one of his stories compares his attitude to the upcoming fight between the forty-year-old and the young boxers. The fatigue accumulated by a middle-aged boxer is clearly described, the consequences of injuries and illnesses. He has a different perception of the duel and life in general than in his youth, associated with an awareness of responsibility to the family, wife and children. He realizes that he does not have such strong muscles, but he hopes for the accumulation of knowledge and experience, the skillful distribution of forces, and intellectual superiority. But alas! - the result of the fight in favor of youth ...



The period from 30 to 40 years is often called the "decade of the fateful line." This is the age of preliminary results when dreams and ideas about the future, created in youth, are compared and what was really achieved.
Such crisis contradictions are usually recognized by man himself as a clear discrepancy, which oppresses the discrepancy between the real self and the ideal self, between the realm of the present and the realm of the possible, desired. People in creative professions are particularly keen on this crisis.

In addition, social expectations are changing. The time has come to justify the hopes of society and create some kind of socially significant product, material or spiritual, otherwise the society transfers its expectations to the younger generation.

The crisis of the 40th anniversary is interpreted as a time of dangers and great opportunities. Awareness of the loss of youth, the extinction of physical strength, the change in roles and expectations are accompanied by anxiety, emotional decline, and in-depth introspection. Doubts about the correctness of life lived are considered as the central problem of this age.

G. Shihi identified several models (styles) of life by both men and women: “unstable”, “closed”, “child prodigies”, “educators”, “hidden children”, “integrators”, etc.

In addition, Shihi showed the specifics of age-related crises of women in contrast to men. The stages of the life path in women are much more associated with the stages and events of the family cycle: marriage; the appearance of children; growing up and isolation of children; “Empty nest” (raised children left their parental family).



“Live up to a hundred years, David Danilych,” Rimma reassured, but it was still nice to dream about the time when she would become the mistress of a whole apartment, not communal, her own, would make a big renovation, the ridiculous pentagonal kitchen would be tiled from top to bottom and will replace a plate. Fedya will defend his dissertation, the children will go to school, English, music, figure skating ... well, what else would you imagine? Many envied them in advance. But, of course, not tile, not well-developed children shone from the vastness of the future with colored rainbow fire, a sparkling arch of frenzied delight (and Rimma honestly wished old Ashkenazi long life: everything would succeed); no, something more, something completely different, important, alarming and great, was noisy and sparkling in front, as if Rimmin the canoe, floating in a dark channel through blooming reeds, was about to be carried out into the green, happy, raging ocean.

And while life was not quite real, life on hold, life on suitcases, careless, easy - with a bunch of trash in the corridor, with midnight guests: Petyunya in a sky tie, childless Ale with Alyosha, someone else; with Pipkin’s nocturnal visits and her wild conversations. <...>

... And the episode was forgotten. But something was torn for the first time in Rome - she looked around and saw that time is floating, and the future is not coming, and Fedya is not so good-looking, and the children learned bad words on the street, and old Ashkenazi coughs and lives, and wrinkles already crept to the eyes and mouth, and the rubbish in the corridor all lies and lies. And the noise of the ocean became off the beaten path, and to the south they never traveled, they put off everything for the future, which does not want to advance.

The troubled days have gone. У Риммы опускались руки, она все пыталась понять, в какой момент ошиблась тропинкой, ведущей к далекому поющему счастью, и часто сидела, задумавшись, а дети росли, а Федя сидел у телевизора и не хотел писать диссертацию, а за окном то валила ватная метель, то проглядывало сквозь летние облака пресное городское солнце. Друзья постарели, стали тяжелы на подъем, Петюня и вовсе исчез куда-то, яркие галстуки вышли из моды, Эля с Алешей завели новую капризную собаку, которую вечерами не на кого было оставить. На работе у Риммы появились новые сослуживицы, Люся-большая и Люся-маленькая, но они не знали о Римминых планах на счастье и не завидовали ей, а завидовали Кире из планового отдела, которая дорого и разнообразно одевалась, меняла шапки на книги, книги на мясо, мясо на лекарства или на билеты в труднодоступные театры и раздраженно говорила кому-то по телефону: «Но ведь ты прекрасно знаешь, как я люблю заливной язык».

<...> «Федя, поедем на юг?» — спросила Римма. «Обязательно», — с готовностью, как много раз за эти годы, ответил Федя. That's good. Значит, все-таки поедем. На юг! И она прислушалась к голосу, который все еще чуть слышно шептал что-то о будущем, о счастье, о долгом, крепком сне в белой спальне, но слова уже трудно было различить. «Эй, смотри-ка: Петюня!» — удивленно сказал Федя. На экране телевизора, под пальмами, маленький и хмурый, с микрофоном в руках стоял Петюня и клял какие-то плантации какао, а проходившие негры оборачивались на него, и огромный его галстук нарывал африканской зарей, но счастья на его лице тоже что-то не было видно.

Теперь Римма знала, что их всех обманули, но кто и когда это сделал, не могла вспомнить. Она перебирала день за днем, искала ошибку, но не находила. <... >

Она ехала в притихшем, загрустившем такси и говорила себе: зато у меня есть Федя и дети. Но утешение было фальшивым и слабым, ведь все кончено, жизнь показала свой пустой лик — свалявшиеся волосы да провалившиеся глазницы. И вожделенный юг, куда она рвалась столько лет, представился ей желтым и пыльным, с торчащими пучками жестких сухих растений, с мутными, несвежими волнами, покачивающими плевки и бумажки. А дома — старая, запселая коммуналка, и бессмертный старичок Ашкенази, и знакомый до воя Федя, и весь вязкий поток будущих, еще не прожитых, но известных наперед лет, сквозь которые брести и брести, как сквозь пыль, засыпавшую путь по колени, по грудь, по шею. И пение сирен, обманно шепчущих глупому пловцу сладкие слова о несбыточном, умолкло навеки» (Толстая Т.Н. Огонь и пыль // Любишь — не любишь: Рассказы. М., 1997. С. 81 ,

Основатель лечебно-педагогического движения Б. Ливехуд, много лет посвятивший практической помощи людям в периоды возрастных кризисов, прямо связывает перспективы дальнейшего развития человека с успешностью преодоления кризиса средних лет. Кризис, по его мнению, вызывается сомнениями в подлинности ценностей той экстенсивной жизни, которую человек вел до сих пор, сомнениями в верховенстве материальных ценностей и достижений, основанных на деловитости, прагматизме. Это «особый шанс продвинуться в процессе потенциального созревания», ответив

на вопрос: «Какова моя действительная задача?» Причем переосмыслить себя, понять свое новое предназначение, «желанный лейтмотив» жизни, труднее именно тем, кому в первом периоде жизни удалось утвердиться в личностной установке и увериться в правильности прежней линии.



О собственном переживании кризиса 40 лет Б. Ливехуд писал: «Знание определенных процессов не устраняет необходимости при столкновении с ними пережить и перестрадать их. В течение нескольких лет я не спал ночами и задавал себе вопрос, в чем смысл моей жизни. При этом у меня была интересная работа детского психиатра, и я руководил большим учреждением. <...> Я часто мог убедиться в том, что толчок приходит извне, но что на него не реагируешь, если еще не созрел. Достижение зрелости — это процесс развития, который не минует никто, даже знающий».



Знание о кризисе все-таки дает преимущество: человек осознает, что не стоит искать кого-то другого на роль «испортившего жизнь», винить посторонние препятствия; надо переосмыслить прожитое и наметить себе ориентиры, выводящие на ценности более высокого порядка. Сам Ливехуд нашел выход в новой работе, которая задала новый лейтмотив жизни, связанный с оказанием духовно-душевной поддержки другим людям в экстремальных для них ситуациях.

По Эриксону, в период средней взрослости человек развивает чувство сохранения рода (генеративности), выражающееся главным образом в интересе к следующему поколению и его воспитанию. Этот этап жизни отличается высокой продуктивностью и созидательностью в самых разных областях. Наибольший риск для развития личности представляет сведение жизни к удовлетворению исключительно собственных потребностей, оскудение межличностных отношений, застывание супружеской жизни в состоянии псевдоблизости.

Р. Пекк, развивая идеи Эриксона, выделяет четыре подкризиса, разрешение которых служит необходимым условием для последующего личностного развития:

— развитие у человека уважения к мудрости (в противоположность физической храбрости);

— смена сексуализации отношений социализацией (ослабление сексуальных ролей);

— противостояние аффективному обеднению, связанному с потерей близких людей и обособлением детей; сохранение эмоциональной гибкости, стремление к аффективному обогащению в других формах;

— стремление к душевной гибкости (преодоление психической ригидности), поиск новых форм поведения1.

Для удачного преодоления кризисных переживаний человек должен выработать эмоциональную гибкость, способность к эмоциональной отдаче по отношению к подрастающим детям и стареющим родителям. Разрешение подкризисов средних лет — пересмотр жизненных целей в сторону большей сдержанности и реалистичности, осознание ограниченности времени жизни, коррекция условий жизни, выработка нового образа Я, придание все большего значения супругам, друзьям, детям, восприятие своего положения как вполне приемлемого, что приводит к периоду новой стабильности.

Нахождение новой цели, значимой и одновременно более реалистичной, позволяет выстроить новую структуру жизни и новую теплоту отношений. У людей, успешно преодолевших кризис, после

50—60 лет отодвигаются повседневные проблемы, расширяются горизонты. Возможно достижение второй творческой кульминации на основе обобщения жизненного опыта, упорядочения, привнесения его в работу и передачи его молодым людям, наблюдение за профессиональным и личностным становлением которых приносит радость.

Неразрешенность кризисных переживаний, отказ от активности обновления возвращает кризис с новой силой к 50 годам . Тогда в будущем, игнорируя происходящие с ним изменения, человек погружается в работу, цепляясь за свою административную позицию, за свое должностное кресло. Человек, «застрявший» на ценностях достижения в безнадежных попытках укрепить свой авторитет, относится к молодым как к угрозе своему положению: «Я еще здесь, со мной надо считаться, еще несколько лет дело будет находиться в моих руках».

Нередко наблюдающееся в зрелые годы нежелание идти даже на оправданный риск приводит к замедлению в накоплении новых возможностей человека, в конечном итоге к потере чувства нового, отставанию от жизни, снижению профессионализма. Причем в результате невиданных темпов ускорения развития общества в эпоху информатизации наблюдается тенденция помолодения кризиса, наступления характерных для него переживаний в сравнительно более молодом возрасте.

В современной действительности все яснее осознается роль образования как одной из форм жизнедеятельности человека в любой период жизни. Непрерывное образование — это один из способов успешного разрешения кризиса, путь обретения человеком новых возможностей и социальный механизм сохранения и воспроизведения некоторых характеристик юности. Конечно, необходимо не только пополнять знания, а обретать духовную, умственную гибкость, новое профессиональное мировоззрение.

Если же новые ценности, в том числе духовного плана, так и не найдены, то все последующие фазы жизни становятся линией, ведущей к трагическому концу.

Ближе к 60 годам происходит изменение всей мотивации в связи с подготовкой к пенсионному периоду жизни.

Таким образом, за границей юношеского возраста развитие никогда не идет линейно, просто как накопление и расширение раз выработанных мотивационных устремлений и смыслового отношения к миру. Время от времени закономерно возникают достаточно драматические переходы к иным мотивационным путям, к иной смысловой ориентации основных видов деятельности.

Отличия нормативных кризисов взрослости от детских кризисов:



— в зрелом возрасте перечень, номенклатура основных деятельностей нередко остается постоянной (трудовая, производительная деятельность, семья, общение и т.д.) в отличие от периода детства, когда происходит периодическая смена ведущих деятельностей;

— глубокие изменения происходят внутри самих основных деятельностей взрослого человека, в их соотношении между собой;

— кризисы зрелости возникают реже, с большим временным разрывом (7—10 лет), они гораздо в меньшей степени привязаны к определенному хронологическому возрасту и более тесно зависят от социальной ситуации, личных обстоятельств жизни;

— развитие в интервалах между кризисами происходит более сглаженно, хронологические рамки достаточно условны;

— кризисы зрелости проходят более осознанно и более скрытно, недемонстративно для окружающих;

— выход из кризиса, его преодоление связано с необходимостью собственной активной внутриличностной работы; решающая роль в становлении личности во всей ее полноте и уникальности принадлежит самому человеку.

«Знание нормальных закономерностей хода жизни человека может быть началом выхода из проблем такого рода», — подчеркивал Б. Ливехуд.

Таким образом, нормальная зрелая личность — это не личность, лишенная противоречий и трудностей, а личность, способная принимать, осознавать и оценивать эти противоречия, продуктивно разрешать их в соответствии со своими наиболее общими целями и нравственными идеалами, что ведет к новым стадиям, ступеням развития.

В отличие от нормативных кризисов, аномальное развитие характеризуют дефектные формы разрешения внутренних противоречий. Так, злоупотребление алкоголем ведет к иллюзорным способам разрешения, отходу от реальной действительности, перестройке мотивационных и смысловых устремлений. Для невротическою развития типичны затяжные кризисы, переходящие во внутренние конфликты; нередко появление ложно - компенсатор ных, «паразитарных» деятельностей, ведущих к еще большей консервации противоречий и застою, что прерывает поступательное развитие личности.
<< Previous Next >>
= Skip to textbook content =

Развитие личности в период взрослости. Нормативные-кризисы взрослости

  1. Психофизиологическое и познавательное развитие в период взрослости
    Известный швейцарский психолог Э. Клапаред еще в 20-х гг. XX в. называл взрослость «психической окаменелостью», настаивая на прекращении развития в этом периоде. Комплексное исследование психофизиологической эволюции взрослого человека от 18 до 35 лет, проведенное в 1960 г. под руководством Б.Г. Ананьева, убедительно показало, что понятие возрастной изменчивости психофизиологических
  2. Ценностные детерминанты переживания кризисов средней взрослости
    Развитие в период взрослости является сложным и неоднозначным процессом, обусловленным возрастанием вариативности и гетерохронности развития, усложнением взаимосвязей онтогенетичес кой и биографической линий развития (Б. Г. Ананьев, Е. Ф. Рыбалко, М. Д. Александрова), а также влиянием внутренней субъектной пози ции человека, принимающей форму саморазвития (С. Л. Рубинштейн, К. А.
  3. Факторы развития самосознания в период ранней взрослости
    Самосознание характеризуется сложной многоуровневой структурной организацией и включает совокупность представлений личности о себе, обобщенно выражающихся в «концепции «Я», и оценку личностью этих представлений (самооценка). Исследования структурных и функциональных свойств самосознания представлены в большинстве современных самостоятельных направлений психологической науки, однако
  4. The crisis of adulthood (39 - 45 years old)
    Кризис взрослости вызревает незаметно, а протекает длительно. Это время подведения предварительных итогов. Нередко прежние мотивы, прежние представления о себе, о своих возможностях и перспективах перестают соответствовать на деле изменившимся возможностям и условиям жизни. Меняется на обратный знак соотношение между пройденным и оставшимся жизненным временем. A man asks himself that he
  5. Взрослость как психологический период
    Период взрослости — наиболее продолжительный период онтогенеза (в развитых странах составляет три четверти человеческой жизни). Обычно выделяют три подпериода, или три стадии взрослости: — ранняя взрослость (молодость), — средняя взрослость, — поздняя взрослость (старение и старость). Понятие взрослости и критерии достижения взрослости. Учитывая многомерность процесса развития и
  6. Основные характеристики человека в период ранней взрослости
    Развитие познавательных психичесих процессов в период ранней взрослости (20—40 лет) носит неравномерный гетерохронный характер. Так, развитие психофизиологических функций продолжается на начальной стадии периода ранней взрослости и достигает своего оптимума к 25 годам. Затем развитие сенсорно-перцептивных характеристик стабилизируется и сохраняется до 40-летнего возраста. В то же время развитие
  7. Основные характеристики человека в период ранней взрослости
    Развитие познавательных психичесих процессов в период ранней взрослости (20 – 40 лет) носит неравномерный гетерохронный характер. Так, развитие психофизиологических функций продолжается на начальной стадии периода ранней взрослости и достигает своего оптимума к 25 годам. Затем развитие сенсорно-перцептивных характеристик стабилизируется и сохраняется до 40-летнего возраста. В то же время развитие
  8. Основные характеристики человека в период поздней взрослости и старости
    Главной особенностью возраста от 60—70 лет и далее является процесс старения, который представляет собой генетически запрограммированный процесс, сопровождающийся определенными возрастными изменениями, проявляющимися, прежде всего, в постепенном ослаблении деятельности организма. В процессе старения когнитивной сферы большинство сенсорных функций у человека существенно ухудшается. Те
  9. Основные характеристики человека в период средней взрослости
    У людей, достигших возраста средней взрослости (40—60 лет), отмечается относительное снижение характеристик психофизических функций. Однако это никак не отражается на функционировании когнитивной сферы людей данного возрастного периода, не снижает их работоспособность и позволяет сохранять трудовую и творческую активность. Развитие отдельных способностей продолжается в течение всего среднего
  10. Основные характеристики человека в период средней взрослости
    У людей, достигших возраста средней взрослости (40 – 60 лет), отмечается относительное снижение характеристик психофизических функций. Однако это никак не отражается на функционировании когнитивной сферы людей данного возрастного периода, не снижает их работоспособность и позволяет сохранять трудовую и творческую активность. Развитие отдельных способностей продолжается в течение всего среднего
  11. Психология человека в период средней взрослости (зрелости)
    Границы возраста – от 31 до 55-60 лет. Границы зрелости, как и других возрастных периодов, размыты. Нижняя граница связана с завершением «кризиса взросления», а верхняя – с выходом человека на пенсию. Ведущая деятельность в период зрелости – профессиональная деятельность. Психологические новообразования возраста – личностная зрелость, чувство компетентности, продуктивность в различных
  12. Психология человека в период поздней взрослости (старости)
    Границы возраста – от 55-60 лет до смерти. Этот возрастной период включает этапы пожилого возраста (от 55-60 до 75 лет), старческого возраста (от 76 до 90 лет) и этап долголетия (от 76 лет до смерти). Все этапы поздней взрослости связаны с геронтогенезом, процессом старения. Основная деятельность в период поздней зрелости – трудовая деятельность. Психологические новообразования возраста
Medical portal "MedguideBook" © 2014-2019
info@medicine-guidebook.com