home
about the project
Medical news
For authors
Licensed books on medicine
<< Previous Next >>

PHYSIOLOGY AND CLINICAL METHODS OF STUDYING VESTIBULAR APPARATUS

The term “aanoeaoey? Iue aiia? Ao” iaicia? A? O ioieeoiaua e ampullary receptors of the ear labyrinth.

Due to the special anatomical arrangement of the semicircular canals and sacs of the vestibule, as well as the presence of an auxiliary apparatus, the ampullar receptors respond to angular acceleration, and the otolith receptors respond to rectilinear ones. The mediator in the perception by receptor cells of the corresponding accelerations in the semicircular canals is the cupula and endolymph, and in the vestibule sacs - the otolith membrane, weighed down by calcium carbonate crystals. Possessing mass, these auxiliary formations come into motion under the action of inertial forces (Fig. 1.3.1). Displacement of the cupula and otolithic membrane causes irritation of sensitive receptor hair cells.

Fig. 1.3.1

Angular and linear accelerations are adequate stimuli of the vestibular apparatus. One of the varieties of linear accelerations is the gravitational acceleration due to gravity. Therefore, the vestibular apparatus is generally called an inertial-gravity sensor. Ampoule receptors perceive head rotations, and otolith receptors perceive a static change in the position of the head in space, centrifugal force, vertical and horizontal displacements of the head with the whole body. Linear accelerations, folded according to the law of a parallelogram, lead to an effective tangential displacement of the otolith membrane (Fig. 1.3.2.).

Fig. 1.3.2

The first information on the role of semicircular canals was obtained in 1824 by Flourens, eioi? Ue iuoaeny auynieou eo cia? Aiea a neooiaie functions. Ia? A? Acay eaiaeu a pigeon, he observed twitching head movements, somersaults and other disorders during movements. Hearing impairment was not noted. For a long time, the reactions detected by Florence could not be explained. Only 56 years later, Golz (Golz, 1870) suggested that the vestibular apparatus is “the sensory organ for the balance of the head, and therefore the body”. Shortly afterwards, Mach (Mach), Breuer (E) oe-A? Ioi (Crum-Broun) i? ? aca? a? aiey iieoe? o? iuo eaiaeia. According to these scientists, angular acceleration, which, according to the law of inertia, causes a shift of the endolymph together with the cupula, leading to irritation of aiioey? Iiai ia? Aa, is an adequate irritant of semicircular canals.

Ewald a 1892 a. auee iienaiu? acoeuoaou experiments on pigeons, which revealed the dependence of the direction and severity of the reaction on the stimulation of a semicircular canal and the direction of displacement of the endolymph in it. The researcher sealed the smooth end of the canal, and a hole was drilled between the ampoule and the seal in the bone wall of the canal, into which a thin metal rod was inserted, coming from the piston of the pneumatic cylinder connected by a rubber tube to a rubber bulb. When the pear was compressed by hand with the rod of such a pneumatic hammer, it exerted pressure on the membranous canal and led to the shift of the endolymph to the ampoule (ampulopetal). The rarefaction of the air was accompanied by the retraction of the piston into the malleus and the expansion of the wall of the membranous semicircular canal, which caused a shift of the endolymph from the ampoule towards the smooth end (ampulofugal). With irritation of the semicircular canals, the pigeon experienced nystagmus of the head and eyes. The results of the experiments reached us as the laws of Ewald.

1. Nystagmus occurs in the plane of the irritated channel.

2. Aiioeiiaoaeuiue oie yiaieeiou in the horizontal semicircular canal causes a more pronounced reaction than ampulofugal. In vertical channels, this pattern is reversed.

3. Nystagmus is directed towards a more active labyrinth.

Ewald also studied changes in the position of the head of a dove after the destruction of one of the mazes. Right-sided labyrinthectomy, in addition to the healthy side observed in the first days of nystagmus, led to a change in the tone of the neck muscles. This was expressed in turning the head to the right - towards the destroyed labyrinth. The head rotation was completed after 20 days by turning the neck to the right by 3600 (Fig. 1.3.3). This position of the head of the pigeon continued in the future. It remained unclear - which part of the ear labyrinth causes such a tonic reaction of the neck muscles?

Fig. 1.3.3

In 1924 Magnus ea 1926a. aa Eeaei (de Kleyn) published the results of their joint experimental studies, revealing the role of the otolith apparatus. They proved that otolith receptors carry out continuous tonic aeeyiey ia iuoou oae, ooeiaeua, eiia? Iinoae e aeac. It is the change in these reactions that leads to the rotation of the pigeon’s head described above after a unilateral labyrinthectomy, which lasts for life. Normally, otolithic reactions contribute to the normal distribution of muscle tone. The patterns of tonic labyrinth reactions are especially evident in decerebrated (thalamic) animals. Giving such an animal any position in space as if in a “magical” way affects the distribution of tone. With the supine position, the extensor extensor tone is most pronounced, and in the normal position, the flexor tone. In intact animals, and especially in humans, these patterns are hidden due to the plasticity of the intact neural mechanisms of posture regulation. But nevertheless, a person can also observe tonic cast reactions. For example, a gymnast, when doing a backflip, must always throw his head back to facilitate the tonic reaction of the extension of the body. Tonic otolithic reactions are called posture (posture) reactions.

A striking example of the restoration of balance is the landing on the feet of a falling cat, with the head occupying the natural position first. After damage to the otolith apparatus, such a reaction becomes impossible, since its ability to assess the gravitational vertical is lost, and therefore the program of the corresponding motor acts of the trunk and limbs is violated. In a person with a lateral fall, the muscles that divert the opposite limbs are reflexively contracted, which also helps to maintain balance. These reactions of the otolith apparatus are called alignment or rectification.

Unlike semicircular canals, the irritation of which causes a rhythmic reaction - nystagmus, otolith receptors have a tonic effect on the eye muscles. Due to this, the eyes during slow turns and tilts of the head remain in their original position, performing counter-rotation relative to the head (Fig. 1.3.4). This tonic reaction is called compensatory eye rotation. It helps to maintain visual field. In animals, the compensatory rotation of the eyes is more pronounced than in humans, which is associated with the predominance of the role of eye installation through visual afferentation due to an increase in voluntary activity of the oculomotor system and the possibility of smooth tracking. In a rabbit and a guinea pig with panoramic vision, the installation of eyes is carried out exclusively due to the otolithic and cervical reaction of their counter-rotation.

Fig. 1.3.4

In the vestibular nerve, normally there is a constant spontaneous activity, which is manifested by a certain frequency of nerve impulses. In case of irritation of the receptor cells of the otolith apparatus or semicircular canals, this spontaneous afferent flow changes as follows: a shift of kinocilia towards stereocilia causes a decrease in impulses in the nerve, and in the opposite direction - an increase in impulse (Fig. 1.3.5). Therefore, the receptors of the vestibular apparatus have bidirectional sensitivity.

Fig. 1.3.5

When a person turns his head or turns his whole body, then the endolymph in the semicircular canals lags behind their motion by inertia of rest, which leads to the displacement of the cupula and irritation of receptor cells. At the end of the rotation of the head, positive angular acceleration is replaced by negative, which leads to the restoration of the position of the dome-endolymphatic projectile. The short rotation of the head, the direct transition of the action of positive angular acceleration to negative, as well as the elasticity of the cupula and the viscosity of the endolymph, make it possible that after the end of the rotation there are no trace reactions in the form of dizziness and loss of balance. The presence of visual control over the environment and the active nature of the movement of the head also contribute to this.

The rotation of the head is accompanied by multidirectional displacement of the cupules in the semicircular canals of the right and left labyrinths, therefore, in the vestibular nerve of one side there is an increase in the frequency of impulses, and on the opposite side, a decrease. The asymmetry of afferent flows in this case is functional. This functional dynamic asymmetry allows you to create an increased imbalance of activity of the vestibular nuclei of the right and left sides. This can be compared with balanced scales, on one bowl of which they added cargo, and on the other - removed. If a person has only one labyrinth, then in the example with weights, the same load is placed on one or the other bowl. Consequently, antiphase simultaneous stimulation of both labyrinths creates a twofold imbalance in the vestibular nuclei, which significantly increases the sensitivity to the action of acceleration. Deterioration of the function of one of the labyrinths (or its death) lowers the sensitivity of the entire system.

When turning the head, nystagmus occurs, a fast component directed towards the rotation of the head. This is an installation reaction designed to lead the eye out toward the object of interest (Usachev V.I., 1993). Rapid jumps of the eyes (saccades) alternate with phases of their slow counter-rotation, during which it is possible to fix environmental objects that fall into the field of vision. During an increase in the rate of head rotation to a maximum in nystagmus cycles, the amplitude of the fast component prevails over the amplitude of the slow component, and with a subsequent decrease, its picture becomes opposite. The frequency of nystagmus increases with a positive angular acceleration and decreases with a negative acceleration. Eye movements stop with a head stop (Fig. 1.3.6). With a quick turn of the head, only one saccade and the subsequent counter-rotation of the eye can be observed, returning it to its original position. Very fast or very slow head movements do not cause saccades.

Fig. 1.3.6

Semicircular canals, covering generally three-dimensional space, are not located strictly in the horizontal, frontal and sagittal planes. Therefore, turning the head in any plane causes a shift in the endolymph in all channels, but mainly in one that is more consistent with the plane of rotation. The action of angular acceleration in a certain plane is decomposed by channels into components. Then the picture of this plane is recreated in the central nervous system. The mediator in the perception of angular acceleration by ampullar receptors is the inertial shift of the endolymph. Abstracting, you can not take into account the location of the semicircular canals, because the plane of eye movement always corresponds to the plane of rotation of the head, and the direction of their slow deviation is opposite to the direction of rotation. Accordingly, the fast component of nystagmus is directed towards the rotation of the head.

V.I. Voyachek formulated endolymphatic laws of nystagmus, which were called “iron”, as having no exception:

1. The plane of nystagmus coincides with the plane of rotation.

2. Nystagmus is directed in the opposite direction to the endolymph shift.

He proposed to use these laws for the rotation case. So with a rotational test of Barani, rotational nystagmus should be expected in a horizontal plane in the direction opposite to the rotation.

Nystagmus occurs not only with the action of an adequate stimulus of the semicircular canals - angular acceleration. Infusion of water, which differs from body temperature, into the ear is also accompanied by nystagmus. This nystagmus is called caloric. And although there are many good arguments in favor of the non-labyrinthine origin of such nystagmus, the hydrodynamic theory of R. Barani remains the leading one (Barany R., 1904). Its essence lies in the displacement of the cupula and the occurrence of nystagmus due to convective movement of endolymph particles along the walls of a vertically located (at the time of investigation) semicircular canal. According to the law of physics, with non-uniform cooling of the channel, endolymph particles move down, and when heated, up. The direction of nystagmus depends on which channel is in an effective (vertical) position. The direction and plane of caloric nystagmus can be explained using the laws of Ewald.

In the vertical position of the head during a cold caloric test, horizontal rotator nystagmus is obtained in the opposite direction due to the ampulopetal current of the endolymph in the anterior (frontal) semicircular canal. Caloric nystagmus in the clinic is studied in the horizontal position of the patient so that it occurs in the plane of the lateral (horizontal) semicircular canal. To match the position of this vertical channel, the head of the subject is raised by 300.

The direction and plane of caloric nystagmus can be predicted without knowledge of the anatomy of the semicircular canals. By analogy with rotational nystagmus, it is necessary to take into account only the abstract endolymphatic reaction factor, only instead of the inertial shift of the endolymph during rotation, the convective shift of the endolymph due to the temperature gradient should be considered.

Caloric nystagmus in relation to the external space is always vertical and coincides with the direction of convection displacement of the fluid.

In this case, it is not necessary to seek strict correspondence between the position of the horizontal semicircular channel of the impact plane during the caloric test or during rotation. The vertical position of the head during rotation and the horizontal position during the caloric test must be observed in order to register the main horizontal (relative to the head) component of nystagmus with the help of an electrooculoghic technique with less distortion.

The study of the function of the vestibular apparatus in the clinic presents significant difficulties for the doctor. This is explained not only by the complexity of the anatomical structure and patterns of functioning of the vestibular apparatus itself, but also by the fact that in the body it acts in indissoluble unity with other receptors that perceive the external space and the relative position of individual parts of the body. All of these receptors are sensory elements of a functional system that maintains balance with the installation of the body, head and eyes. By stimulating the receptors of the vestibular apparatus, the doctor always deals with a holistic reaction of the body, and not with vestibular reactions in its pure form, which, as a rule, is underestimated.

A person does not notice the complex and delicate work of the vestibular apparatus. The vestibular apparatus “reminds” of its existence only when the pathology of the maze arises or a person falls into unnatural conditions from the phylogenetic point of view (navigation, aeronautics, space flights), causing spatial illusions and motion sickness.

C. Sherrington (Sherrington Ch.S., 1906), called the vestibular apparatus the main proprioceptor of the body. At the same time, he emphasized that the vestibular apparatus is in close interaction with other proprioceptors located in the muscles, tendons, ligaments, articular bags, and proposed to consider them as a vestibulo-proprioceptive functional complex.

Indeed, both the vestibular apparatus and the proprioceptors of the body are sensors of the position of the head and body in space. Together, they provide information about the relative position of the head, trunk and limbs. The otolith apparatus is a specialized gravity sensor. With some reservations, it can be called a distant proprioceptor, since it perceives an external gravitational field (the direction of the gravitational vector). The remaining proprioceptors inform about the position of the body and limbs due to the redistribution of the load on them. The vestibular apparatus is not only a position sensor, but also an accelerometer (acceleration sensor). The irritation threshold of the semicircular canals is 30 / s2 (according to Mach), and the otolithic apparatus is 0.01g (according to Quicks). Due to the accelerometric properties of the vestibular apparatus during the phylogenesis and ontogenesis, the body produces adequate reactions to one or another active movement of the head and body in space. The vestibular apparatus authorizes the onset of a rhythmic reaction of the eyes (nystagmus) and causes a quick correction of muscle tone of the body. Such influences are realized due to direct vestibulospinal and vestibulo-oculomotor connections. In addition to direct commands to the muscles of the trunk and extremities, the vestibular apparatus simultaneously sends impulses about the effect in the cerebellum, which is the center of coordination of proprioceptive sensitivity. В мозжечке сравнивается информация о воздействии с вестибулярного аппарата и эффекте изменения тонуса мышц с проприоцепторов тела по заднему и переднему спиномозжечковым трактам (Флексига и Говерса). Мозжечок через вестибулярные ядра (Дейтерса) осуществляет коррекцию ответной соматической реакции. Это циклический сенсомоторный процесс оценки положения – действия – оценки результата действия.

Описанная автоматизорованная вестибулопроприоцептивная система помимо нашей воли регулирует равновесие и установку тела, головы и глаз благодаря своему высшему центру – мозжечку.

В безусловнорефлекторной регуляции мышечного тонуса принимает участие и экстрапирамидная система. Часть аксонов клеток ядер Дейтерса и Швальбе формируют tr.vestibulothalamicus, заканчивающийся на клетках центральных ядер таламуса, меньшая часть аксонов которых следует к медиальным ядрам таламуса (чувствительный подкорковый центр экстрапирамидной системы).

В организме существует еще несколько сенсорных систем восприятия пространства – зрительная, слуховая, тактильная и др. дающая представление о гравитационной вертикали. Человек более устойчив с открытыми глазами, чем с закрытыми. Глазодвигательные центры зрительной системы взаимосвязаны с вестибулярными ядрами и мозжечком посредством мадиального продольного пучка. Он осуществляет подсознательную координацию движения головы и глаз. Зрительная система может в значительной степени компенсировать нарушение функции вестибулярного аппарата.

Осознание положения и перемещений головы в пространстве происходит в коре полушарий большого мозга. Большая часть аксонов клеток центральных ядер таламуса направляется через заднюю ножку внутренней капсулы в кору средней и нижней извилин височной доли головного мозга (корковое представительство вестибулярного аппарата). Корковым центром осознанной проприоцептивной чувствительности, имульсы которой передаются по спинномозговым пучкам Голля и Бурдаха, являются передняя и задняя центральные извилины, а также верхняя теменная долька – центр схемы тела. Третьи нейроны этого пути также имеют связи с подкорковым центром экстрапирамидной системы. Зрительная информация о пространстве поступает в затылочную долю коры головного мозга.

Каждый корковый центр обладает мономодальной информацией, на основании которой, благодаря ассоциативным связям, вырабатывается полимодальное ощущение пространства. В процессе филогенеза и онтогенеза головной мозг привыкает к определенной комбинации полимодальной информации, которая для него понятна (привычна, естественна). Если же человек попадает в непривычные условия, например, первый раз трогается на велосипеде, то возникает головокружение как результат неестественного сочетания информации зрительной вестибулярной и проприоцептивной систем. Не имея программы поддержания равновесия на велосипеде, он многократно падает, но через определенное время тренировок может свободно ездить на нем. Необходимо отметить, что непривычная информация быстрее становится привычной при активных действиях самого человека. Это объяснимо тем, что чаще всего оценка перемещения головы и тела в пространстве происходит в процессе совершения активного целенаправленного двигательного акта, реализуемого посредством пирамидного тракта. Сама мотивация, являясь системообразующим фактором, служит мощным адаптогеным средством модификации динамического восприятия пространства и выработки двигательного стереотипа. Яркими примерами тому служат акробатические способности человека, занимающегося фристайлом или виндсерфингом.

Для обеспечения любой функции необходима сенсорная информация (сенсорика). В функциональной системе равновесия, установки тела, головы и глаз – это информация о положении головы, туловища и конечностей в пространстве, а также их взаиморасположениии. Сенсорная информация используется в мозжечковой и экстрапирамидной регуляции равновесия, а также анализируется корой головного мозга. Нашему сознанию представляется интегральная полимодальная оценка положения и перемещения в пространстве.

Сенсорика служит для организации многочисленных простых и сложных двигательных программ. Двигательные программы (моторика) могут быть филогенетически закрепленными и приобретенными в процессе онтогенеза и служат для поддержания равновесия тела в статике и динамике, а также сочетанного поворота головы и глаз в процессе ориентировочных реакций на световой и звуковой раздражители.

Сенсомоторные акты обеспечиваются за счет общего и избирательного (в отдельных группах мышц) повышения уровня обмена веществ, что достигается благодаря нейрогуморальным реакциям вегетативной и эндокринной систем (трофика).

Так как вестибулярные ядра имеют сенсорные (кортикальные), соматические (глазодвигательные и спинальные) и вегетативные связи,то при стимуляции вестибулярного аппарата возникает три вида реакций: aanoeaoei-naini?iua, aanoeaoei-niiaoe?aneea e aanoeaoei-aaaaoaoeaiua. Эти термины подчеркивают вестибулярный генез реакций, что далеко не исчерпывает сути дела, так как все вестибулогенные реакции являются системными реакциями организма.

Системные сенсорные, соматические и вегетативные реакции делятся на физиологические, патолого-физиологические и патологические.

Физиологические реакции возникают в естественных (привычных) условиях жизнедеятельности человека и проявляются ощущением положения и перемещения в пространстве, двигательными актами, направленными на поддержание равновесия и ориентировку головы и глаз в пространстве, а также трофикой сенсомоторных актов.

Патолого-физиологические реакции возникают при филогенетически неестественном сочетании афферентной информации о положении или перемещении человека в пространстве. Так, при традиционных вращательных и калорических пробах стимулируется только вестибулярный аппарат. Человек находится в пассивном положении, лишен возможности зрительного контроля за окружающей обстановкой. В такой ситуации закономерно наблюдаются иллюзия противовращения (головокружение), длительная генерация нистагма, тоническое отклонение туловища и конечностей. При чрезмерной или повторяющейся стимуляции вестибулярного аппарата возникают так же вегетативные реакции (побледнение кожных покровов, холодный пот, повышенная саливация, тошнота, рвота), именуемые болезнью передвижения или укачиванием. По существу, укачивание является патофизиологическим вегетативным синдромом, развивающимся вследствие неестественности амплитудночастотных характеристик стимуляции вестибулярного аппарата, а также сенсорного конфликта различных афферентных систем.

Патологические реакции отражают симптомы различных заболеваний рецепторного аппарата и центральной нервной системы. Они возникают вследствие патологической асимметрии на различных ее уровнях. Эти реакции спонтанны, то есть наблюдаются без какой-либо дополнительной стимуляции, и проявляются головокружением, нистагмом, статической и динамической атаксией, тоническим отклонением рук, а также вегетативными симптомами. Вегетативные симптомы внешне схожи с проявлениями укачивания, но имеют иной генез.

Именно эти реакции необходимо научиться оценивать в первую очередь врачу для дифференциальной диагностики поражения вестибулярного аппарата и ЦНС.

В норме спонтанная активность правого и левого вестибулярного нерва в покое одинакова, то есть симметрична. В случае патологии одного из лабиринтов эта симметрия нарушается и возникает патологическая асимметрия. Поскольку вестибулярные ядра связаны с сенсорными, соматическими и вегетативными центрами, то возникают соответствующие спонтанные патологические вестибулосенсорные, вестибулосоматические и вестибуловегетативные реакции в виде головокружения, нистагма, нарушения равновесия (атаксии), бледности кожных покровов, холодного пота, тошноты и рвоты.

Патологической спонтанной вестибулосенсорной реакцией является головокружение. При поражении вестибулярного аппарата головокружение носит так называемый системный характер, что означает возможность описания его больным в системе координат. Чаще всего больные описывают вестибулярное головокружение как вращение вокруг них предметов окружающей обстановки справа-налево или слева-направо или вращение их самих относительно предметов окружающей обстановки. Смещение пространства вперед, назад (чувство опрокидывания), вверх-вниз (чувство проваливания) или зрительное преломление предметов отмечаются гораздо реже. Ощущение потемнения в глазах, мелькания звездочек перед глазами, чувство слабости не относятся к системному головокружению.

К патологическим вестибулосоматическим реакциям относится спонтанный вестибулярный нистагм и нарушение тонуса мышц туловища и конечностей с нарушеним равновесия.

Спонтанный вестибулярный нистагм обладает рядом характерных признаков. Он состоит из двух фаз – быстрой и медленной и является горизонтальноротаторным. Его направление оценивают по быстрому компоненту, заставляя фиксировать взгляд больного на указательном пальце врача, отведенном на 300 в сторону на расстоянии 50 см от головы пациента.

При наблюдении за нистагмом целесообразно использовать очки большого увеличения +20 диоптрий для устранения влияния на нистагм фиксации зрения. Отоларингологи для этой цели применяют специальные очки Френцеля или Бартельса.

По амплитуде различают мелкоразмашистый, среднеразмашистый и крупноразмашистый нистагм, по частоте – живой и вялый. Кроме того,по силе реакции выделяют три степени нистагма. Нистагм I степени наблюдается при отведении взгляда только в сторону быстрого компонента. Нистагм II степени отмечается и при взгляде прямо. Нистагм III степени проявляется при взгляде в сторону быстрого компонента, прямо и в сторону медленного компонента. При этом вестибулярный нистагм не меняет своего направления, то есть в любом положении головы его быстрый компонент направлен в одну и ту же сторону.

Зная по результатам эндоскопической картины локализацию патологического процесса в ухе, по направлению нистагма можно судить о функции пораженного лабиринта. При лабиринтите выделяют три фазы функционального состояния лабиринта. Вначале отмечается раздражение лабиринта, что проявляется нистагмом в сторону больного уха. По мере прогрессирования патологического процесса раздражение лабиринта сменяется его угнетением. Нистагм в этом случае будет направлен в здоровую сторону. Через некоторое время наступает центральная компенсация функции пораженного лабиринта и спонтанный нистагм исчезает.

Спонтанный нистагм не следует путать с установочным нистагмом, проявляющимся несколькими толчками при крайней степени отведения глаз. Это вариант нормы. Спонтанный нистагм, в отличие от установочного, продолжается постоянно. Чтобы исключить возможность появления установочного нистагма, необходимо соблюдать расстояние и угол отведения пальца врача от головы больного.

Если спонтанный нистагм имеет ундулирующий характер и в нем нельзя выделить быстрой и медленной фаз, то это свидетельствует об экстралабиринтном (центральном) его генезе. Вертикальный, диагональный, разнонаправленный (изменяющий свое направление при взгляде в разные стороны), конвергентный, монокулярный, несимметричный (неодинаковый для обоих глаз) нистагмы также не являются лабиринтными.

Тоническая реакция рук чаще всего исследуется при указательной пробе Барани, пробе Водака-Фишера и пробе вертикального письма Фукуда.

Указательная проба Барани (пальце-пальцевая, реакция промахивания) проводится в положении пациента сидя. Поочередно правой и левой рукой он должен попасть указательным пальцем в указательный палец врача, расположенный перед ним на расстоянии вытянутой руки. Проба выполняется сначала с открытыми, а затем закрытыми глазами. В норме человек уверенно попадает в палец врача обеими руками как с открытыми, так и с закрытыми глазами.

Проба Водака-Фишера. Обследуемый сидит с закрытыми глазами, вытянув перед собой обе руки. Указательные пальцы вытянуты, остальные сжаты в кулак. Врач располагает свои указательные пальцы напротив указательных пальцев пациента и в непосредственной близости от них. Наблюдают за отклонением рук относительно пальцев врача. У здорового человека отклонение не отмечается.

Проба вертикального письма Фукуда. Пациент должен написать вертикально на листе бумаги последовательный ряд цифр, начиная с единицы, сначала с открытыми, а затем с закрытыми глазами. Проба выполняется правой и левой рукой. Рука обследуемого должна находиться навесу. В норме отклонение от вертикали не превышает 100.

При поражении вестибулярного аппарата во всех пробах наблюдается отклонение обеих рук (или промахивание) в какую-либо одну сторону.
При наличии спонтанного нистагма направление этого отклонения совпадает с его медленной фазой.

Патологическим вестибулогенным нистагмом является прессорный нистагм (фистульный симптом) чаще всего наблюдается при эпитимпаните, когда имеется дефект костной стенки горизонтального полукружного канала в области его выступа в пещеру. У такого больного можно наблюдать закономерности нистагма, выявленные Эвальдом. Вызывается прессорный нистагм надавливанием на козелок, поэтому некоторые врачи называют методику выявления фистульного симптома козелковой пробой. Более надежно прессорный нистагм можно вызвать созданием положительного давления в наружном слуховом проходе с помощью баллона Политцера. Механизм возникновения прессорного нистагма показан на рис. 1.3.7.

Fig. 1.3.7

Определенную диагностическую ценность имеет исследование позиционного нистагма и позиционного головокружения,описнных Белиновым (1908) и Барани (1921). Головокружение и нистагм появляются на некоторое время лишь в определенном положении больного или нистагм при перемене положения меняет свое направление и интенсивность. При выявлении этого феномена голова не должна изменять положения относительно туловища. По классификации Нилена (Nylen C., 1950) выделяют три типа позиционного нистагма. Нистагм I типа появляется в разных положениях больного и имеет разное направление. Нистагм II типа всегда направлен в одну сторону, но меняет лишь свою интенсивность. При нистагме III типа его направление и характер непостоянны. Позиционный нистагм по данным Г.М.Григорьева (1962) чаще всего имеет центральный генез. Лишь в случае выявления позиционного нистагма II типа можно заподозрить патологию лабиринта, так как направление его не изменяется.

Позиционный нистагм необходимо отличать от нистагма укладывания, который проявляется в течение небольшого промежутка времени сразу после быстрого изменения положения тела пациента. Этот тип нистагма напоминает установочный нистагм.

Причиной периферичекого позиционного синдрома по данным Барбера (Barber, 1964) e И.Б.Солдатова (1980) может быть заболевание, получившее название “купулолитиаз” e приводящее к обызвествлению купулы заднего полукружного канала. E?iia oiai, возникновение позиционного головокружения и нистагма возможно вследствие нарушения обычного механизма центрального торможения вестибулярных реакций, необходимого при постоянном гравитационнозависимом смещении рецепторов лабиринта.

Повороты и наклоны головы относительно туловища у некоторых больных вызывают другой тип нистагма – шейный нистагм и шейное головокружение, что чаще всего является следствием остеохондроза шейного отдела позвоночника с синдромом позвоночной артерии (синдром Барре-Льеу), сопровождающимся нарушением внутричерепного кровообращение в вертебральнобазилярном бассейне.

Нарушение равновесия – атаксия, подразделяется на статическую и динамическую.

Статическую атаксию исследуют в позе Ромберга с открытыми и закрытыми глазами, дополняя ее вытягиванием рук вперед. Обследуемый стоит, сблизив ступни, чтобы их носки и пятки соприкасасались. С осторожностью следует пользоваться так называемой “сенсибилизированной” позой Ромберга, так как это неестественное положение тела, в котором даже здоровому человеку сложно сохранять устойчивое равновесие.

Наблюдая за больным в позе Ромберга, следует помнить, что у здорового человека поддержание равновесия не требует никаких усилий, хотя, все же, этот процесс можно охарактеризовать как “устойчивое неравновесие”. В норме тело человека постоянно совершает небольшие колебания, которые, по существу, являются последовательными установочными реакциями, препятствующими самопроизвольному падению. При атаксии тело больного подвержено большим колебаниям, которые возникают из-за несвоевременной коррекции позы, возникающей в результате ряда причин: поражения вестибулярного аппарата, проприоцепторов, мозжечка и других структур центральной нервной системы. Если пациент все же способен стоять или ходить, то его движения являются проявлением “неустойчивого равновесия”. Крайней степенью нарушения функции равновесия служит невозможность поддержания вертикальной позы и вынужденное горизонтальное положение. В этом случае не проверяется функция статического и динамического равновесия, ограничиваются исследованием головокружения, нистагма и спонтанных вегетативных реакций.

Динамическую атаксию выявляют при ходьбе пациента по прямой с открытыми и закрытыми глазами, а также при выполнении “шагающего” теста Фукуда.

Исследование ходьбы по прямой, особенно с закрытыми глазами, лучше проводить в длинном узком коридоре с соблюдением страховки больного от падения.

I?e auiieiaiee “Oaaa?uaai” теста Фукуда пациента просят маршировать с закрытыми глазами на месте, высоко поднимая ноги. При этом может наблюдаться разворот тела вправо или влево, сопровождающийся иногда смещением вперед или назад. В норме допускается разворот тела до 200.

Вестибулярная атаксия характеризуется отклонением тела при стоянии и ходьбе в одну сторону. При наличии нистагма направление отклонения тела совпадает с направлением его медленного компонента. В эту же сторону наблюдается и отклонение вытянутых вперед обеих рук. Следовательно, тонические реакции туловища и конечностей совпадают с медленной (тонической) фазой нистагма. В таком случае говорят о гармоничном (соответствующем) их характере.

Характерным признаком вестибулярной атаксии является изменение направления отклонения тела при повороте головы. Так, если человек сначала отклонялся вправо, то после поворота головы вправо он будет отклоняться назад.

Атаксия, как и нистагм, также может быть не вестибулярного генеза. Кроме вестибулярной атаксии выделяют сенситивную и мозжечковую атаксии, которые, по существу, являются различными вариантами проприоцептивной атаксии.

Сенситивная атаксия возникает при поражении проприоцептивной чувствительности (проводников в задних столбах спинного мозга при спинной сухотке, фолликулярном миелозе и др. заболеваниях). Статика страдает редко. Характерна динамическая атаксия, значительно более выраженная при отсутсвии зрительного контроля. Больные не могут соблюдать заданного направления движения. Они идут большими шагами, топая и широко разбрасывая ноги.Такая походка возникает из-за отсутсвия обратной связи от прприоцепторов о результате движения.

Мозжечковая атаксия является следствием поражения безусловнорефлекторного центра равновесия – мозжечка. В данном случае проприоцептивная чувствительность и функция вестибулярного аппарата сохранены. Атаксия появляется из-за нарушения их всзаимодействия в мозжечке. Как и при сенситивной атаксии, больше всего страдает динамическая координация движений, но в отличие от нее, выключение зрения не усиливает атаксию. При мозжечковой атаксии движения больного напоминают походку пьяного, который способен соблюдать выбранное направление движения, но идя к намеченнной цели, значительно уклоняется в обе стороны. Такие отклонения возникают из-за несвоевременности коррекции мозжечком избыточного инерционного движения тела. Патология мозжечка вызывает преобладающее отклонение тела при ходьбе в сторону поражения.

Наблюдается также отклонение в сторону или опускание одной из вытянутых вперед рук (на стороне поражения мозжечка). При указательной пробе больной так же промахивается, только этой рукой в сторону поражения.

Диагностике поражения мозжечка способствует выявление мозжечковых неврологических симптомов: интенционного дрожания, адиадохокинеза дизартрии и нарушения фланговой походки.

Дизартрия при поражении мозжечка проявляется растянутой, скандированной речью.

Интенционное дрожание выявляется при пальценосовой пробе, когда больного просять несколько раз поочередно указательными пальцами правой и левой руки из положения отведения в сторону коснуться кончика своего носа.

Проба на диадохокинез заключается в быстрой смене пронации и супинации вытянутых вперед рук. Пациент выполняет ее с закрытыми глазами.

Больной с поражением мозжечка не может выполнить пробу с фланговой походкой (двигаться приставными шагами вправо или влево) в сторону пораженной доли мозжечка.

Необходимо подчеркнуть, что спонтанный мозжечковый нистагм также направлен в сторону поражения, то есть в отличие от вестибулярного нистагма, его медленный компонент дисгармоничен (противоположно направлен) отклонению туловища и рук.

Спонтанные вестибуловегетативные реакции у больных проявляются побледнением кожи, холодным потом, повышенным слюноотделением, тошнотой и рвотой.

Периферический вестибулярный синдром может быть лабиринтого и корешкового генеза. Их объединяет наличие всех трех типов патологических реакций (сенсорных, соматических и вегетативных), так как лишь в стволе головного мозга происходит разделение на отдельные тракты. Следовательно, эти реакции обязательно проявляются в ассоциации. Тонические компоненты нистагма и других соматических реакций совпадают по направлению, то есть гармоничны.

Общим признаком периферического вестибулярного синдрома является снижение слуха. При лабиринтном синдроме оно возникает вследствие расположения рецепторов вестибулярного аппарата и кортиева органа в едином эндолимфатическом пространстве перепончатого лабиринта, а при корешковом – чаще всего от сдавления преддверноулиткового нерва невриномой – доброкачественной опухолью VIII нерва.

При периферическом синдроме компенсация вестибулярных нарушений происходит довольно быстро за счет сохранных структур центральной нервной системы.

Лабиринтный синдром характеризуется фазностью течения при лабиринтите или приступообразностью при болезни Меньера. При хроническом гнойном отите иногда происходит разрушение костной стенки латерального полукружного канала с образованием фистулы лабиринта, о чем судят по прессорному нистагму, выявляемому прессорной пробой.

Корешковый синдром включает в себя симптомы поражения, проходящих во внутреннем слуховом проходе вместе со статоакустическим нервом, лицевого и промежуточного нервов: паралич мимической мускулатуры лица, сухость глаза, нарушение вкуса на передних 2/3 языка и слюноотделения. Все симптомы ипсилатеральны.

Для выявления нарушения вкуса применяют методику электрогустометрии. В условиях войсковой части можно пользоваться кристалликами поваренной соли или сахара. Их наносят на кончик языка поочередно справа и слева, прополаскивая после каждого исследования полоть рта водой.

Асимметрию слезоотделения проще всего выявить с помощью теста Ширмера. Полоски фильтровальной бумаги шириной 5 мм и длиной 5 см с одного края изгибают под острым углом на расстоянии 1 см. Эту часть бумажки, оттянув нижнее веко, водят в конъюнктивальный мешок (рис. 1.3.8). Исследуют одновременно оба глаза. Оценивают равномерность промокания бумажек (рис. 1.3.9.).

Fig. 1.3.8

Fig. 1.3.9

Важнейшими критериями дифференциальной диагностики периферического вестибулярного синдрома от центральных поражений является диссоциация сенсорного, соматического и вегетативного компонентов патологической реакции и дисгармонизация векториальности соматических реакций.

Дисгармонизация заключается в несоответствии направления тонических компонентов соматических реакций (нистагма, отклонения туловища и конечностей). Этот признак подробно рассматривался при описании поражения мозжечка.

Диссоциация проявляется в отсутсвии одного или нескольких компонентов реакции или различной степени их выраженности (Благовещенская Н.С., 1990).

Общим признаком центральных синдромов головокружения и атаксии является кохлеовестибулярная диссоциация, при которой не стардает слух..

Заднечерепной тип диссоциации выражается несоответствием выраженного спонтанного нистагма слабой выраженности головокружения, реактивного промахивания рук и вегетативных реакций.

Диэнцефальногипоталамический тип диссоциации манифестируется выраженными вегетативными реакциями при проведении калорической пробы, заторможенностью и отсутсвием калорического нистагма и реакции отклонения рук. Спонтанные реакции не наблюдаются.

Подкорковый тип диссоциации при поражении глубоких лобнотеменновисочных ассоциативных отделов головного мозга отличается выраженным головокружением при заторможенности экспериментальных соматических реакций.

Второй общей особенностью центральных поражений является большая длительность процесса компенсации и нестойкость ее. Особенно это характерно для сосудистой патологии головного мозга.

При описании типов диссоциации упоминается о выраженности экспериментальных вестибулярных реакций. В данном случае необходимо еще раз подчеркнуть, что реакции эти вестибулярного генеза, то есть вызываются стимуляцией вестибулярного аппарата, но свои отличительные черты они приобретают благодаря системности. В диагностическом плане важно подчеркнуть, что экспериментальные вестибулогенные реакции, являясь патфизиологическими у здорового человека, подвержены закономерным адаптивным изменениям (угнетению). Поэтому их крайне сложно оценивать количественно. Точная количественная оценка экспериментальных вестибулогенных реакций у больных вообще затруднительна, так как в данном случае невольно смешивается норма с патфизиологией и патологией. Вот почему пока их следует оценивать только качественно.

Любая экспериментальная проба у больного таит в себе риск ухудшения его состояния, поэтому их проводят по строгим показаниям в случае невозможности постановки диагноза по спонтанным патологическим реакциям.

Наиболее оптимально выполнение качественной калорической пробы по В.И.Воячеку.Такая проба заключается во вливании в ухо 100 мл воды комнатной температуры за 10 с. Учитывая опыт Н.С.Благовещенской (1990), пробу лучше проводить у лежащего на кровати больного с вытянутыми вперед руками, что позволяет оценить кроме нистагма и реактивное отклонение рук. По направлению отклонения рук и направлению нистагма можно судить об их гармоничности. Одновременно оценивается выраженность головокружения и вегетативных реакций.

Наличие калорического нистагма свидетельствует о сохранности фукнции вестибулярного аппарата. При отрицательной калорической пробе и выраженном снижении слуха проверяется слуховая функция криком с заглушением противоположного уха трещоткой Барани, исключающим переслушивание. Отрицательный результат обеих проб позволяет предположить, что функция ушного лабиринта утрачена.

Наличие пефорации барабанной перепонки является противопоказанием для вливания воды в ухо.

Диагностике стволовых поражений способствует оптокинетический нистагм. Он возникает при вращении оптокинетического барабана с черно-белыми полосами перед лицом больного на расстоянии 30-50 см (рис. 1.3.10). Оптокинетический нистагм нарушается при поражении вестибулярных ядер, медиального продольного пучка, ядер глазодвигательных нервов и мозжечка. При периферическом вестибулярном сидроме (вследствие патологического имбаланса в вестибулярных ядрах) его изменения носят лишь количественный характер и не сопровождаются дизритмией, полным выпадением реакции или нарушением формы нистагменных циклов.

Рис.1.3.10

Для систематизации результатов исследования в клинике отоларингологии Военно-медицинской академии В.И.Воячеком предложен вестибулярный паспорт (табл. 3.1)

Таблица 3.1

Вестибулярный паспорт



В ы в о д: преобладание возбудимости левого лабиринта.



Калорический нистагм в данном случае оценивается по его наличию или отсутсвию при качественной калорической пробе В.И.Воячека.

Для изучения поствращательного нистагма проводят клиническую вращательную пробу Барани (вращение пациента с закрытыми глазами в кресле Барани – 10 оборотов за 20 с сначала вправо, а затем через 5 мин. влево)

При наличии спонтанного нистагма калорический и поствращательный нистагмы не исследуются, так как факт асимметрии возбудимости установлен.

Вывод о поражении лабиринта делается не только по данным вестибулометрии, но и на основании клинической и отоскопической картины заболевания.

Выключение лабиринта сопровождается отсутствием калорической реакции с соответствующей стороны. По завершении центральной компенсации длительность поствращательного нистагма будет симметрично уменьшена до 5-10 с. Выявление прессорного нистагм позволяет заподозрить у больного эпитимпанит с фистулой горизонтального полукружного канала.

В отоларингологических клиниках применяют ряд дополнительных современных методов исследования сенсорных, соматических и вегетативных реакций. Эти методы объединяет стремление к использованию технических устройств для строго дозированной стимуляции вестибулярного аппарата и объективной регистрации реакций. Их можно подразделить на три группы: оценки функции равновесия, отолитометрии и нистагмометрической диагностики.

В первой группе методов оценки функции равновесия используются кефалография, стабилография и телекорпорография.

Кефалография заключается в регистрации колебаний тела человека в положении стоя посредством устройства, укрепленного на голове испытуемого. Это устройство каждую секунду ставит метку на расположенном горизонтально над головой экране. Исследование проводится в течение одной минуты. Анализируется плотность распределения 60 точек, полученных при колебаниях тела человека, по специальной координатной сетке, состоящей из девяти концентрических кругов. По специальной формуле рассчитывают коэффициент кефалографии (Ркфг), отражающий соотношение количества точек в центральном круге и других кругах (Базаров В.Г., 1989).



n + (n1 ? N)

Ркфг = ------------------ ,

60



n – количество точек в центральном круге; n1 – количество точек за пределами центрального круга; N – номер круга, наиболее удаленного от центра, в котором имеются точки; 60 – общее количество точек. Чем больше точек окажется на периферии, тем больше будет коэффициент кефалографии. В норме этот коэффициент не превышает 4. При проведении теста обязательно отмечают направление отклонения головы и туловища.

Стабилография – метод оценки равновесия с помощью электронной регистрирующей платформы, на которой стоит испытуемый. Для регистации колебаний центра давления испытуемого на платформу используется двухканальный самописец, который отражает отдельно колебания тела во фронтальной и сагиттальной плоскостях. Графики этих колебаний называются стабилограммами.

В настоящее время регистрация и математическая обработка производится с помощью компьютера, поэтому метод получил название компьютерной стабилографии. Микропроцессорная техника позволяет полностью воссоздать и проанализировать динамику колебаний тела человека. Кривая, отражающая перемещение центра давления человека по плоскости опоры называется статокинезиограммой.

Компъютерная стабилография способствует объективизации признаков различных видов атаксий. Накапливаемая база данных о больных позволяет проводить дифференциальную диагностику, учитывать индивидуальную норму человека, анализировать изменение функции равновесия в процессе развития заболевания.

Телекорпорография может использоваться для исследования как статической, так и динамической атаксии. На голове, плечах, а при необходимости и на других местах, тела и конечностей пациента находятся специальные датчики, перемещение которых фиксируется телекамерой, расположенной сверху. Пациент выполняет различные кординационные пробы. Компъютерная обработка телевизионного изображения позволяет проанализировать качество их выполнения, а с помощью видеомагнитофона можно неоднократно просмотреть процедуру обследования.

Вторую группу методов составляет отолитометрия, с помощью которой изучают отолитовую тоническую реакцию противовращения глаз – компенсаторный поворот глаз.

При медленном наклоне головы вправо или влево глаза человека до определенной степени сохраняют свое исходное положение по отношению к внешнему пространству для сохранения в неизмененном виде зрительного восприятия объектов окружающей обстановки. Копенсаторный поворот глаз также возникает при изолированном действии прямолинейного ускорения без углового.

Различают прямую и непрямую отолитометрию.

Прямая отолитометрия проводится при качании на четырехштанговых качелях К.Л.Хилова, у которых площадка совершает возвратнопоступательные колебания не как у обычных качелей – по дуге, а оставаясь постоянно параллельно полу. Испытуемый находится на площадке качелей лежа на спине или на боку. Тонические движения глаз регистрируют с помощью электрокулографии, используя усилитель постоянного тока или усилитель переменного тока с большой постоянной времени.

Непрямая отолитометрия основана на феномене “последовательного зрительного образа”. Aieuiie neaeo ia eooaoea a oaiiii помещении. Вертикальной щелевой лампой, расположенной на уровне его глаз на расстоянии 25 см, производится вспышка света. На сетчатке возникает субективный последовательный образ в виде вертикальной полоски, сохраняющийся 1-3 мин. Затем пациента укладывают на бок. Он открывает глаза и устанавливает подвижную стрелку круга, находящегося перед его лицом, параллельно зрительному образу. Врач измеряет угол отклонения стрелки от горизонтали.

С помощью отолитометрии оценивают асимметричность компенсаторного поворота глаз, которая в норме не должна превышать 1-20. По данным различных авторов величина компенсаторного поворота глаз у здорового человека находится в пределах 14-220.

Третью группу методов объединяет исследование экспериментального нистагма.

В настоящее время для регистрации движения глаз у больных в основном используется электроокулография. Применительно к изучению нистагма она получила название электронистагмографии. Эта методика основана на наличии корнеоретинального потенциала глаза. Этот диполь глаза, перемещаясь, изменяет электрические свойства окружающих тканей, что регистрируется элетродами, расположенными по краям глазниц. Электрический сигнал через предварительный усилитель подается на регистрирующее устройство. В простейшем варианте это электрокардиограф или энцефалограф. В электроэнцефалографах имеется свой блок предусилителей. Современный отечественный одноканальный электрокардиограф “Iaeuo”iaeaaaao ainoaoi?ii iiuiui oneeeoaeuiui o?aeoii, ?oi iicaieyao ?aaeno?e?iaaou ei ienoaaiia?aiio без использования дополнительного предусилителя. Для этого два плоских электрода из нержавеющей стали, посеребренной латуни или серебра диаметром 5-10 мм фиксируют у наружных углов глаз (в височной области) и соединяют кабелями (например, II стандартного отведения) с электрокардиографом. Индифферентный электрод накладывают на предплечье.

С помощью нистагмографии удается в гораздо большем проценте случаев выявить спонтанный и позиционный нистагмы, так как исследование можно проводить при закрытых глазах пациента, что исключает фиксацию взора.

Для проведения количественной оценки нистагменной реакции предварительно производят калибровку, регистрируя отклонение глаз на 300. Общепринято устанавливать полярность подключения окулографических электродов к кардиографу так, чтобы движения глаз вправо соответствовали отклонению пера самописца вверх.

Современные окулографические методики предполагают компьютерную регистрацию и обработку нистагма. Предпринимаются попытки построения компьютерных диагностических моделей на основе нистагмометрии. В последние годы появилась компъютерная телеокулография (видеонистагмография) – метод непосредственной регистрации движений глаз с помощью минителекамеры, укрепленной на голове испытуемого.

Нистагменную реакцию изучают при проведении калорических и вращательных проб.

Достоинством калорических тестов считается возможность односторонней стимуляции, а недостатком – влияние на реакцию различных экстралабиринтных факторов.

Для калоризации уха используют специальные отокалориметры или ультратермостаты, позволяющие дозировать температуру жидкости. При противопоказаних к вливанию воды (перфорация барабанной перепонки) применяют калоризацию воздухом.

Предложено много калорических тестов, среди которых основными являются монотермальный холодовой, битермальный, конфликтный, потенцирующий, пороговый, синусоидальный.

Вариантами монотермального холодового теста являются калорические пробы Воячека и Благовещенской. При конфликтной пробе проводится вливание воды одной температуры одновременно в оба уха. При потенцирующем тесте в одно ухо вливается холодная вода, а в другое – теплая. Пороговый тест предусматривает постепенное увеличение объема дробно вливаемой жидкости одной температуры до момента появления калорического нистагма. При синусоидальной калорической пробе температура жидкости изменяется по синусоидальному закону.

Наиболее широкое распространение получил битермальный калорический тест G.Fitzgerald, C.Hallpike (1942), i?e eioi?ii iauai aiau ?aaai 400 мл, орошение за один раз длится 40 с, температура воды 30 и 440С (?70С от температуры тела). По скорости медленной фазы калорического нистагма (в фазе кульминации) сравнивают четыре полученных нистагма попарно дважды. Первый раз сопоставляют нистагмы от калоризации одного и другого уха независимо от температурного фактора. Второй раз сопоставляют право- и левонаправленнные нистагмы без учета стороны стимуляции. Таким образом выясняют асимметрию по лабиринту и по направлению нистагма. Асимметрия по лабиринту говорит в пользу поражения вестибулярного аппарата. Дирекционное преобладание нистагма свидетельствует об изменениях в центральных структурах вестибулоокуломоторной реакции. Сложность интерпретации результатов заключается в том, что одновременно обнаруживается и асимметрия по лабиринту и дирекционное преобладание нистагма. В норме допускается асимметрия право- и левонаправленного нистагма и асимметрия по лабиринту до 25%.

Вращательные пробы также проводятся с помощью специальных программируемых электромеханических стендов, позволяющих выбирать программу вращения и его параметры. Обследуемый вращается в положении сидя на кресле, которое приводится в движение электродвигателем, управляемым программным устройством. Основными программами вращения являются трапецеидальная, треугольная купулометрическая и синусоидальная. Кроме того, с помощью вращательной пробы изучаются порог вращательного нистагма, в норме составляющий 5-70/с2.

Основным недостатком трапецеидальной программы служит то, что между периодом действия положительного и отрицательного углового ускорения имеется так называемое “плато”, когда пациента в течение минуты вращают с равномерной скоростью. После окончания действия положительного и отрицательного углового ускорения продолжается импульсация с ампулярных рецепторов, так как купулы под действием упругих сил медленно возвращаются в исходное положение. Но нистагменная реакция и после этого не заканчивается из-за следовых процессов в центральной нервной системе, которые особенно выражены в условиях отсутсвия зрительного контроля за окружающей обстановкой. На это явление впервые обратил внимание Р.Барани, назвав его детонацией в нервных центрах. В 1915 году за открытие центральных механизмов вращательного нистагма и конвекционную теорию калорического нистагма он был удостоен Нобелевской премии.

Этим же недостатком обладает и купулометрическая программа, с помощью которой предполагалось изучать изменение поствращетельного нистагма при возрастающей величине стоп-стимула. В этой пробе пациента вращают с подпороговым ускорением до достижения скорости 30, 60, 900/c, а затем за одну секунду останавливают кресло.

Синусоидальная (маятниковая) вращательная проба напоминает естественные повороты головы вправо и влево. При ней положительное угловое ускорение сменяется отрицательным. Пациент вращается вправо-влево в секторе до 1800 с различным периодом. При проведении этой пробы необходимо соблюдать такие режимы стимуляции,которые соответствуют естественным условиям функционирования купулоэндолимфатической системы, поэтому амплитуда колебаний не должна превышать 1800, а период – 10 с.

Негативным моментом при проведении любой калорической и вращательной пробы является закономерное угнетение нистагменной реакции из-за пассивного положения пациента и отсутствия зрительной информации об окружающей обстановке. В данном случае речь идет о неестественности сочетания афферентации различной модальности о положении головы и тела в пространстве. Нестабильность характера асимметрии нистагма установлена и при вращении по синусоидальной программе. Асимметрия многократно меняется не только по величине, но и по знаку, что лишает информативности этот традиционный диагностический критерий (Усачев В.И., 1993).

Недостатки существующих методов исследования вестибулярного аппарата во многом кроются в абсолютизации его роли в организме. Изучение функции равновесия, установки тела, головы и глаз в пространстве требует глубокого овладения методологией целостного системного мышления. В то же время, для дифференциальной диагностики поражения вестибулярного аппарата и центральной нервной системы у больных с головокружением и атаксией, чаще всего, достаточно умения оценки спонтанных вестибулярных реакций и простых методов неврологической диагностики.
<< Previous Next >>
= Skip to textbook content =

ФИЗИОЛОГИЯ И КЛИНИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЕСТИБУЛЯРНОГО АППАРАТА

  1. Experimental methods for studying the ampullar apparatus of the vestibular analyzer
    Вращательная проба производится путем вращения больного, сидящего с закрытыми глазами, на специальном вращательном кресле Барани. Обычно исследуют функцию горизонтальных полукружных канальцев. Для этого голову больного наклоняют вперед на 30 , так как плоскость горизонтального канала по отношению к горизонтальной плоскости образует угол в 30°. Вращение производят сначала в одну, а затем в другую
  2. КЛИНИЧЕСКАЯ АНАТОМИЯ И ФИЗИОЛОГИЯ ВЕРХНИХ ДЫХАТЕЛЬНЫХ ПУТЕЙ И УХА. МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛОР-ОРГАНОВ
    Оториноларингология — наука и практическая дисциплина о заболеваниях уха, носа, глотки и гортани (сокращенно — ЛОР). Учитывая прикладной характер руководства, целесообразно основному содержанию — описанию болезней — предпослать сведения по клинической анатомии, физиологии и методах исследования названных органов. Поскольку заболевания ЛОР органов нередко взаимосвязаны с патологией рядом
  3. Spontaneous vestibular disorders. Research methods
    Нарушение вестибулярной функции при патологии или вызванное экспериментально проявляется субъективными признаками (головокружение, тошнота), а также объективными симптомами (нистагм, нарушение равновесия и др.). Головокружение является наиболее частым субъективным ощущением. Для головокружения, вызванного раздражением или заболеванием вестибулярного аппарата, характерна векториальность
  4. ФИЗИОЛОГИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СЛУХА
    Слуховая система обеспечивает проведение звуковой волны, преобразование ее в нервные импульсы, передачу их в слуховые центры, анализ и интеграцию звуковой информации. Дифференцируются частота, сила и тембр звуков. С помощью речи происходит общение людей. Благодаря слуховой памяти можно узнать принадлежность голоса определенному человеку, животному или звука – предмету. Слуховая система
  5. Методы исследования в клинической неврологии и нейрохирургии
    Диагностическое заключение врача, основывающееся на жалобах, анамнезе и неврологическом и общеклиническом обследовании больного, нередко нуждается в подтверждении с помощью дополнительных методов исследования. Эти методы являются вспомогательными и в спорных случаях могут способствовать уточнению диагноза. Все дополнительные исследования должны быть обоснованы, по возможности согласованы с
  6. МЕТОДЫ КЛИНИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
    При исследовании вегетативной нервной системы многие клинические признаки (нарушения вегетативной иннервации, сосудистых, трофических и других расстройств) выявляются уже при опросе и соматическом обследовании (изменение ширины зрачков — мидриаз при симпатикотонии или миоз при ваготонии, патологическая сухость слизистой оболочки рта и кожи или гиперсаливация и гипергидроз, бледность кожи,
  7. КЛИНИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
    Большое внимание должно быть уделено изучению анамнеза и жалоб больных: преморбидный фон, особенности менструальной и детородной функции, возможные причины заболевания, его длительность, эффективность предшествующей терапии, методы контрацепции и т.д. Появление маточных кровотечений после задержки менструации свиде-тельствует, как правило, о его функциональном характере. Циклические, обильные
  8. Общие и специальные методы клинического исследования
    Для диагностики болезней животных используют целый ряд методов. Среди них выделяют общие, специальные (инструментальные), лабораторные и функциональные. Общие методы подразделяются на осмотр, пальпацию, перкуссию, аускультацию и термометрию. Общими они называются потому, что применяются при исследовании практически каждого пациента независимо от характера болезни. Осмотр [лат. inspectare –
  9. The study of the functions of the vestibular analyzer
    The patient finds out the presence of complaints of dizziness: a feeling of movement of surrounding objects or their own body (systemic dizziness), impaired gait, fall in one direction or another, nausea and vomiting, increased dizziness with a change in head position. Gather a medical history. And with the use of r and with in a p rozme Rombaerg. 1. The subject is worth
  10. Clinical methods for studying the respiratory function of the nose
    Для определения носового дыхания прежде всего наблюдают за лицом обследуемого: открытый рот служит признаком затрудненного носового дыхания. 1. Способ Воячека — предполагают пациенту дышать носом, при этом подносят попеременно к одной и другой ноздре ватную пушинку, марлевую ниточку или полоску бумаги, движение которых в струе вдыхаемого воздуха укажет на степень проходимости одной и другой
  11. Clinical methods for the study of olfactory function of the nose
    Ни один из нижеперечисленных методов не является объективным. 1. Способ Воячека — наиболее частый и распространенный способ исследования обоняния. Он заключается в распознавании обследуемым различных пахучих веществ. Для этой цели применяют следующие стандартные растворы в порядке восходящих по силе запахов: Раствор 1 — 0,5% раствор уксусной кислоты (слабый запах). Раствор 2 — винный
  12. Clinical methods for the study of olfactory function of the nose
    Ни один из нижеперечисленных методов не является объективным. 1. Способ Воячека — наиболее частый и распространенный способ исследования обоняния. Он заключается в распознавании обследуемым различных пахучих веществ. Для этой цели применяют следующие стандартные растворы в порядке восходящих по силе запахов: Раствор 1 — 0.5% раствор уксусной кислоты (слабый запах). Раствор 2 — винный
  13. Методы клинического исследования систем органов
    Иногда уже с первого взгляда можно верно оценить общее состояние животного и правильно предположить диагноз. В зависимости от степени расстройств у собаки могут быть: шок - состояние, угрожающее жизни и характеризующееся тяжелыми нарушениями центральной нервной системы, кровообращения, дыхания и обмена веществ, обусловленное действием на организм сверхсильного патологического раздражителя;
  14. Клинические методы исследования при нарушениях равновесия и походки.
    Приступая к лечению больного с нарушениями походки, прежде всего необходимо выяснить, когда чаще возникают расстройства: в темноте или на свету; сопровождаются ли они системным или несистемным головокружением или ощущением легкости в голове; отмечается ли боль или парастезия в конечностях. Исследование должно уточнить наличие слабости, нарушения функций тазовых органов, тугоподвижности или
  15. ВАРИАБЕЛЬНОСТЬ СЕРДЕЧНОГО РИТМА: ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ, МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ, КЛИНИЧЕСКОЕ И ПРОГНОСТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ
    Исследование вариабельности сердечного ритма (ВСР) было начато в 1965 г., когда исследователи Hon и Lee отметили, что состоянию дистресса плода предшествовала альтернация интервалов между сердечными сокращениями до того, как произошли какие-либо различимые изменения в сердечном ритме. Только 12 лет спустя Wolf и соавторы выявили взаимосвязь большего риска смерти у больных, перенесших ИМ со
  16. Биохимические методы исследования биологических жидкостей в клинической лабораторной диагностике
    Биохимические методы исследования биологических жидкостей в клинической лабораторной
  17. Миастения: понятие, клинические проявления, джополнительные методы исследования, приниципы терапии
    Миастения (лат. myasthenia gravis; др.-греч. ??? — «мышца» и ???????? — «бессилие, слабость») — аутоимунное нервно-мышечное заболевание, характеризующееся патологической, быстрой утомляемостью поперечно-полосатых мышц. Миастения (астенический бульбарный паралич, астеническая офтальмоплегия, ложный бульбарный паралич, болезнь Эрба—Гольдфлама) является классическим аутоиммунным заболеванием
Medical portal "MedguideBook" © 2014-2019
info@medicine-guidebook.com